Монархия без царя

Монархические иллюзии россиян отражаются в поддержке Владимира Путина
Николай второй

Потомки некогда свергнутых и эмигрировавших монархических династий в постсоветских странах редко интегрируются в общественно-политическую жизнь после новой смены государственного устройства. За редким исключением они не играют заметной роли в стране. В бывших социалистических странах им редко удается вернуть собственность. Кроме того, великим князьям и их родственникам трудно вернуть симпатии бывших подданных. Власти многих стран научились трансформировать монархические настроения в поддержку современных «отцов нации».

Россия, которая на днях отмечает годовщину трагической гибели последнего царя Николая Второго и его семьи, подтверждает это правило. Недавний спор между особами императорской фамилии напомнил, что монархия остается для России чем-то малозначимым. Восстановления монархии в России желает от 10% («Левада-центр») до 15% (ФОМ) опрошенных. Это немало, но для большинства монархия остается красивой мечтой. Верующие в «доброго царя» в России поддерживают нынешнего президента и мечтают о восстановлении великой державы. Царистские (или квазицаристские) иллюзии россиян реализовались в постсоветский период в Борисе Ельцине, а затем во Владимире Путине.

Потомки российской правящей династии крайне редко появляются в российском публичном пространстве, дистанцируются от обсуждения важных политических проблем. Такая позиция представляется ошибочной: она позволяет нынешнему правящему классу игнорировать вопрос возвращения имущества.

Возвращение на родину и в публичное пространство редко бывает триумфальным. Единственный пример политического ренессанса правящей династии – эмигрировавший в 1946 г. из Болгарии царь Симеон II. Вернувшись домой, он сыграл на монархических симпатиях болгар и стал в 2001 г. премьер-министром. После поражения своей партии на выборах 2009 г. отошел от дел. Потомки королей Сербии и Югославии в политике не преуспели, а наследники албанских в ней не участвуют. Члены румынской королевской династии, получив от государства компенсацию за утраченное имущество, живут в Германии. Тем не менее наследники Романовых могли бы напомнить нынешней корыстной и безответственной бюрократии, что у нее есть альтернатива. Вопрос, возможно, и в том, есть ли в российской императорской фамилии фигура, равная Симеону или бывшему испанскому королю Хуану Карлосу.