Мнения
Бесплатный
Эрнандо де Сото
Статья опубликована в № 3879 от 23.07.2015 под заголовком: Капитал в XXI веке: Бедняки против Пикетти

Бедняки против Пикетти

Экономист Эрнандо де Сото о том, что развивающийся мир бьется не против капитала, а за него

Книга «Капитал в ХХI веке» вызвала фурор во всем мире не потому, что ее автор Тома Пикетти объявил крестовый поход против неравенства – многие из нас делают это, – а потому, что многих привлек центральный тезис книги, основанный на специфической трактовке истории XIX и XX вв.: капитал как таковой «механически воспроизводит неустойчивое неравенство», обрекает мир на страдания, насилие и войны и будет продолжать делать это и в текущем столетии.

Критики Пикетти предлагают только технические возражения его выкладкам, не оспаривая его главный апокалиптический политический тезис, который как раз не верен. Я знаю это, потому что много лет мои сотрудники проводят полевые исследования в странах, где нищета, насилие и войны свирепствуют и в наш век. Мы пришли к выводу, что большинство их жителей отнюдь не хотят, чтобы капитала стало меньше. Они желают, чтобы капитал был реальным, а не фиктивным.

Как и многие другие западные ученые, ограниченные скудными бюджетами, сталкиваясь с бедностью и малопонятной статистикой не западных стран, Пикетти берет знакомые ему европейские показатели, экстраполирует их на другие страны и делает глобальные выводы. При таком подходе полностью игнорируется то обстоятельство, что 90% населения Земли живет в развивающихся странах и странах бывшего коммунистического мира, где люди производят и хранят капитал в тени, вне поля зрения официальной статистики.

Последствия этого куда шире, чем проблема учета. Во вспышках насилия вроде той, что в 2011 г. случилась на площади Тахрир в Египте, согласно нашим полевым исследованиям, капитал играл решающую, хотя и не замеченную западоцентричными аналитиками роль.

По запросу египетского минфина моя команда вместе со 120 египетскими исследователями не только изучила официальные документы, но и собрала информацию на местах, буквально обивая пороги граждан и вручную собирая данные, которые позволили правительству проверить, насколько верна и полна традиционная статистика. Мы обнаружили, что в столице 47% доходов приносит не труд, а капитал: почти 22,5 млн египетских работников получили не только $20 млрд зарплаты, но еще и $18 млрд дохода от вложений своих незадекларированных капиталов. Наше исследование показало, что так называемые «простые работники» в Египте владеют недвижимостью на $360 млрд – это в 8 раз больше, чем все прямые иностранные инвестиции в страну со времен вторжения Наполеона. Неудивительно, что Пикетти, знакомый только с официальной статистикой, упустил из виду этот факт.

«Арабская весна» и войны за капитал

Пикетти волнуется за будущее. Он предсказывает различные восстания против неравенства, вызванного капиталом. Возможно, он не заметил, что войны за капитал уже начались под носом у Европы – на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Обрати он внимание на эти события, он бы понял, что битва идет не против капитала, а за капитал.

«Арабская весна» началась с самосожжения в декабре 2010 г. в Тунисе Мохаммеда Буазизи. Так как евроцентричная статистика всех, кто не устроен на работу официально, считает безработными, неудивительно, что большинство обозревателей отнесли Буазизи к безработным. Но эта классификация не учитывает, что он был не наемным работником, а бизнесменом с 12 лет, который как раз стремился к умножению своего капитала. Евроцентричная система классификации проморгала тот факт, что в реальности трагедия Буазизи привела в движение революцию, которую можно назвать арабской индустриальной революцией.

И не только его трагедия. Как мы обнаружили, в течение следующих двух месяцев после самосожжения Буазизи 63 предпринимателя предприняли попытки публичного суицида. За два года мы пообщались с половиной из 37 выживших и их семьями. Всех их подтолкнула к самоубийству экспроприация того скромного капитала, что у них был.

Более 300 млн арабов живут в тех же условиях, что и эти люди. Из их опыта мы может сделать несколько выводов.

Во-первых, капитал не причина нищеты и насилия. Проблема скорее в его отсутствии. Худшее неравенство – не иметь капитала.

Во-вторых, для многих людей не с Запада, не ограниченных рамками европейской классификации, труд и капитал не являются природными врагами. Скорее это два тесно связанных между собой явления.

В-третьих, самое большое препятствие для бедных – их неспособность накопить и защитить капитал.

В-четвертых, готовность вставать на защиту индивидуальных прав перед лицом власти присуще не только западному человеку.

Фиктивный капитал и европейский экономический кризис

Я глубоко согласен с Пикетти, когда он обвиняет недостаток прозрачности в том, что творится с Европой с 2008 г. В чем мы расходимся, так это в средствах лечения – он предлагает создать гигантский гроссбух, «финансовый кадастр», в который войдут все финансовые бумаги.

Это не имеет смысла, если проблема в том, что европейские банки и финансовые рынки полны тем, что Маркс и Джефферсон называют фиктивным капиталом и бумагами. То есть не отражающими истинную стоимость. Зачем кому-то может понадобиться кадастр непонятно как собранных вместе деривативов на триллионы долларов и евро, основанный на плохо задокументированных активах, которые бессмысленно обращаются на европейских рынках? Особенно учитывая, что главная причина, по которой европейская экономика едва растет, – никто не верит финансовым институтам, владеющим этими бумагами.

Можем ли мы создать кадастр реальных, а не фиктивных активов? Из всех наций ближе всего к ответу на этот вопрос подошли как раз французы с их системой регистрации прав на недвижимость, которая развивалась до Французской революции, во время оной и после нее. В те дни феодальная система учета не справлялась с бурно растущими рынками. Французским реформаторам пришлось создать абсолютно новую систему сбора данных, которая отражала реальность, а не выдумки.

Просто и гениально: в отличие от финансовых данных, сведения о недвижимости записываются в строгом порядке в находящиеся в открытом доступе регистры. Они содержат все сведения об экономическом положении людей и активах под их контролем. Никто не может себе позволить предоставлять неверные данные о своем капитале, ведь это не в его интересах.

Как говорил французский реформатор Шарль Коклэн, Франция оказалась готова к модернизации благодаря тому, что в XIX в. страна научилась регистрировать собственность и тем самым обрела способ проявления тысячи бизнес-связей, социализации и придания гибкости производству.

У Пикетти добрые намерения, но неверная база данных. Проблема XXI в. на Западе в избытке ценных бумаг, за которыми слишком мало активов. Проблема всего остального мира – в наличии активов, которые не оформлены на бумаге.

Автор – президент Института свободы и демократии в Лиме, Перу

Читать ещё
Preloader more