Мнения
Бесплатный
Ирина Четверикова
Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 3884 от 30.07.2015 под заголовком: Extra Jus: Суд присяжных не для женщин

Суд по гендерному признаку

Надежде Савченко отказано в суде присяжных, потому что она является женщиной, а не мужчиной

Обвиняемой в убийстве российских журналистов Надежде Савченко, по словам представляющего ее интересы адвоката, было отказано в суде присяжных. Поводом к отказу стало то, что обвиняемая является женщиной, а не мужчиной. Формально такое основание появилось в 2013 г. с подачи законодателя и поддержавшего его Конституционного суда (см. Постановление Конституционного суда № 16 от 20.05.2014 в связи с жалобой гр. В. А. Филимонова). Через игру с правилами подсудности были поражены в праве на суд присяжных несовершеннолетние и, как следствие, женщины, а также мужчины старше 65 лет, т. е. лица, которым не может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Такие уголовные дела были отнесены к подсудности районных судов, где невозможно образовать суд присяжных.

Запрет на применение наиболее тяжкого из существующих видов наказания в силу «социальных, возрастных и физиологических особенностей таких лиц», по мнению судей Конституционного суда, не носит дискриминационного характера. Из постановления КС следует, что судья районного суда лучше присяжных разберется в деле, учтет особенности личности несовершеннолетних и, «используя механизмы воспитательного воздействия судебной процедуры <...> [определит] дальнейшую судьбу таких обвиняемых». Соответственно, рассмотрение особо тяжких дел районными судами вместо судов субъекта Федерации не нарушает принципа равенства перед законом в случае дел, единственным отличием которых друг от друга является социальный статус обвиняемых – в силу несовершеннолетия, женского пола или возраста старше 65 лет, если подсудимый – мужчина. Получилось, что наряду с несовершеннолетними мужчины старшего возраста и все женщины не имеют права на суд присяжных, тогда как мужчины в расцвете сил, совершившие схожие тяжкие преступления, этим правом обладают.

По данным Судебного департамента с 2007 по 2013 г. суд присяжных рассматривал 550–600 уголовных дел в год, что составляет примерно 0,06% всех уголовных дел. Несмотря на малое количество дел, суд присяжных является важным правовым институтом, который в большей степени оказывает влияние на уголовный процесс не количеством реально рассмотренных дел, а самой возможностью перехода в судебное разбирательство с участием присяжных. На суд присяжных сложно повлиять извне и, еще важнее, его непросто убедить в обоснованности обвинения привычными способами доказывания и представления доказательств, которые так или иначе становятся частью профессиональной культуры и привычного повседневного взаимодействия профессиональных участников уголовного процесса. Поэтому возможность рассмотрения судом присяжных наиболее тяжких преступлений является важной гарантией права обвиняемых на справедливое судебное разбирательство. Он является своего рода предохранителем, не позволяющим системе правосудия начать работать исключительно на себя и собственные организационные интересы.

Однако законодатель постоянно стремится убрать суд присяжных с арены уголовного процесса, как это когда-то сделали большевики. Так, сначала были выведены из подсудности составы преступлений, касающиеся терроризма, коррупции, половой неприкосновенности и педофилии. Потом сузился круг лиц – теперь только совершеннолетние мужчины моложе 65 лет имеют право на суд присяжных. В 2014 г. количество уголовных дел (и обвиняемых) с участием присяжных сократилось практически в 2 раза по сравнению с предыдущими годами.

Сужение применения суда присяжных, во-первых, является частью общего процесса по упрощению процедуры привлечения к уголовной ответственности и разгрузке региональных судов. Чтобы сформировать коллегию, необходимо разослать много писем потенциальным кандидатам в присяжные, многие из которых не отвечают и не являются, затем отобрать людей и организовать их присутствие на процессе. В этом плане рассмотрение дела профессиональным судьей является менее хлопотным и затратным.

Во-вторых, отказ от суда присяжных снижает до минимума непредсказуемость решения по делу для правоохранительных органов и профессиональных судей: оправдательный приговор выносится присяжными в среднем в 13–14% случаев (в районных судах доля оправданий сейчас составляет 0,4%). В-третьих, суд присяжных сопряжен с возможностью возникновения трудностей при рассмотрении политически окрашенных дел. Здесь можно отметить, что отказ в рассмотрении дела Савченко судом присяжных демонстрирует, как бюрократическая логика пересекается с политической заинтересованностью, в результате чего в жертву приносятся не только институты уголовного процесса, но и равенство полов, гарантированное Конституцией.

Автор – младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге