Статья опубликована в № 3895 от 14.08.2015 под заголовком: Авторитаризм и свобода: Битва за умы и сердца

Битва за умы и сердца

Писатель Петр Померанцев о том, как Западу обыграть Владимира Путина на информационном поле

Запад с большим опозданием начинает осознавать мощь кремлевской медийной машины. «Самым удивительным примером информационного блицкрига, который мы когда-либо видели», назвал крымскую операцию командующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав. «Российская пропаганда убивает», – написала Жанна Немцова, заявив, в частности, что персональную ответственность за гибель ее отца «несут в том числе и работники федеральных каналов (телечиновники), долгие годы методично разжигавшие ненависть к нему и другим оппозиционерам, которым создали образ «национал-предателей» («Ведомости» от 9.06.2015).

Советской империи больше нет, но Кремль обладает медийной гегемонией над 142 млн граждан России и над 93 млн жителей государств бывшего СССР, для которых русский является родным или хорошо знакомым вторым языком. Германия добавляет к этой аудитории еще около 3 млн человек. Проект Европейского фонда поддержки демократии, автором которого я являюсь, попытался найти ответы на этот вызов. В процессе работы мы обнаружили, насколько различаются ситуации сегодняшнего дня и времен холодной войны.

В ХХ в. задачей западных медиа, вещавших на русском языке, например Всемирной службы Би-би-си и радио «Свободная Европа», было пробить информационный железный занавес. Битвы велись за альтернативные точки зрения и против цензуры. Сегодняшнее телевидение жестко контролируется Кремлем, но у граждан существует возможность доступа к другим медиа через интернет. Говорящие на русском языке граждане Украины, Молдавии и стран Балтии – группы, представляющие предмет наибольшей озабоченности американских и европейских политиков, беспокоящихся о разжигании Москвой волнений, – могут получать информацию из множества источников: кремлевских, местных, западных, предлагающих резко противоречащие друг другу картины реальности.

Хороший пример – Эстония, жители которой, познакомившиеся с конкурирующими русскоязычными и западными версиями событий вокруг крушения малазийского Boeing над Украиной в прошлом году, перестали верить обеим сторонам. Нечто похожее происходит в Харькове и области, жители которых имеют возможность смотреть и российские, и нероссийские каналы. Исследования показали, что значительная часть населения региона настроена цинично по отношению к любым СМИ независимо от их происхождения.

Тем не менее зрители зачарованы российскими каналами. Кремль стирает границы между фактом и вымыслом. При подготовке «информационно-аналитических» передач используются кинематографические приемы, сенсационность подачи. Нагнетаются страхи, например слухи о готовящихся в США планах этнических чисток на востоке Украины, создаются жуткие выдуманные истории вроде знаменитого рассказа о «распятом мальчике».

Дезинформация укладывается в последовательную линию повествования. Новостные передачи концентрируются на военных действиях на Украине, западных заговорах против России и позитивных историях о Владимире Путине. Президент обеспечивает стабильность в стране, обложенной врагами со всех сторон. Эти эмоции усиливаются дорогостоящими документальными фильмами, рассказывающими о славных сражениях Второй мировой войны и о предательстве либералов, запятнавших себя сотрудничеством с врагами родины.

Между тем кремлевские медиа игнорируют местные новости и социально значимые вопросы. Эксперты Европейского фонда поддержки демократии рекомендовали создать новостное агентство, которое концентрировалось бы на тех самых деталях, которые Москва стремится избегать. Такое СМИ вряд ли могло бы, да и не должно было бы убедить аудиторию в правоте тех или иных версий гибели пассажирского самолета над Украиной, но могло бы фокусироваться на местных историях о больницах, школах и судах и тем самым оказаться более актуальным.

Создатели контента для телевидения и других СМИ могли бы обеспечить социально значимые документальные материалы: документальные сериалы о школах и больницах, реалити-шоу, исследующие вопросы этнической напряженности. Это сфера, в которой британцы, учитывая их развитую телеиндустрию, могли бы сыграть лидирующую роль.

В идеале такой подход к созданию программ должен соответствовать приоритетам развития. Когда британский департамент международного развития поддерживает судебную реформу на Украине или в Молдавии, необходимо позаботиться о создании телепередач и документальных фильмов о работе судебной системы. Благотворительное подразделение Би-би-си (BBC Media Action) уже помогает формирующемуся украинскому общественному телевидению в подготовке коротких фильмов о жизни молодых людей в зоне конфликта. Бюджет этого проекта крошечный, но именно такие проекты необходимы.

Качественные шоу недешевы. Полноценнный телепроект типа «Би-би-си Россия» будет обходиться как минимум в 20 млн евро в год. Это как будто дорого, но учитывайте при этом, что один истребитель Eurofighter стоит 90 млн евро.

Путин хорошо знает, что СМИ так же важны, как доктора и солдаты. Запад сделал большую ошибку в 1990-е гг., оставив развитие медиа в бывшем СССР на волю свободного рынка. СМИ были захвачены олигархами и коррумпированными режимами. Сокращение финансирования таких СМИ, как радио «Свободная Европа», рассматривалось на Западе как часть мирного бонуса. Но сегодня издержки той экономии высоки.

FT, 4.08.2015

Автор – старший научный сотрудник Legatum Institute