Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 3901 от 24.08.2015 под заголовком: Человек недели: Владимир Якунин

Владимир Якунин вырвался на волю

У нового президента РЖД уже не будет такого аппаратного веса

Что это означало для РЖД? Позиция Якунина, по сути, остановила реформу: не был продан «Трансконтейнер», не переданы в частные руки локомотивы (существенный кусок доходов монополии). Теперь считается, что РЖД должна остаться не только перевозчиком, но и оператором. А покупка 75% логистического оператора Gefco у Peugeot-Citroen и планы по покупке транспортных активов в Греции намекали на глобальную цель Якунина – РЖД должна стать международной компанией, как Deutsche Bahn. И никто из участников рынка и регуляторов не мог представить аргументов против.

Участники рынка жаловались, что отрасли не хватает фигуры, которая служила бы противовесом всесильному президенту монополии. Какое-то время назад такого противовеса некоторые ждали в лице Владимира Лисина (владельца крупнейшего частного железнодорожного оператора – Первой грузовой компании, потом – в лице курирующего отрасль вице-премьера Аркадия Дворковича. В июне Дворкович стал председателем совета директоров РЖД, но помериться силами с Якуниным не успел.

Якунин старался показывать, что его интересы шире, чем железные дороги. Он председатель попечительского совета Центра национальной славы и Фонда Андрея Первозванного (фонд привозит в Россию из Иерусалима благодатный огонь), президент основанного им мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», сопрезидент в ассоциации «Франко-российский диалог». Три года назад возглавил кафедру государственной политики факультета политологии МГУ им. М. В. Ломоносова. В июле прогремела статья «Глобализация и капитализм» в альманахе «Развитие и экономика», в ней Якунин критиковал глобализацию, которая привела к доминированию США.

Казалось, что такой мощной фигуре уже тесно в железнодорожной колее. И вот пришла свобода в виде сенаторского кресла (формально еще не гарантированного, впрочем). У нового президента РЖД совершенно точно не будет того аппаратного веса, какой был у Якунина. Будет ли от этого лучше монополии?