Статья опубликована в № 3904 от 27.08.2015 под заголовком: От редакции: Байкал почти не виден

Сибирские пожары менее заметны, чем подмосковные

Чиновники знают, что катастрофу в провинции легче замаскировать бодрым отчетом

Ситуация с лесными пожарами в Иркутской области, Бурятии и Забайкальском крае напоминает лето 2010 г. в европейской России. Огонь подступает ко многим населенным пунктам, города, в том числе Иркутск и Улан-Удэ, покрыты пеленой смога. Озеро Байкал и его прибрежные районы на снимках из космоса затянуты дымом. Вчера при тушении пожара в Бурятии погиб сотрудник авиалесоохраны. Как и пять лет назад, в борьбе с огнем пожарным и военным помогают сотни добровольцев – местных и приезжих. Однако упоминаний о пожарах в СМИ по сравнению с 2010 г. значительно меньше.

Причины бедствия, когда огонь ежедневно пожирает тысячи гектаров леса, не только в жаркой, сухой погоде и огромной площади лесов. Местные эксперты отмечают, что в обширном распространении огня повинен человеческий и бюрократический фактор. Российские власти, призывая к росту внутреннего туризма, не обустроили инфраструктуру для путешественников. Их неосторожное обращение с огнем усугубило ситуацию. Как отмечают эксперты WWF, несмотря на уроки 2010 г. лесоохрана осталась в ведении регионов. Из-за дефицита бюджета она нередко финансируется по остаточному принципу. Федеральный резерв сил и средств вновь оказался недостаточен.

Провинциальные чиновники пытаются доказать Москве: ситуация под контролем, чтобы избежать упреков в нераспорядительности. Авиалесоохрана отмечает: региональные власти значительно занижают масштаб лесных пожаров по сравнению с данными спутникового мониторинга. В частности, вчера площадь пожаров в Бурятии была занижена в 1,5 раза, в Иркутской области – в 1,4 раза. Из-за этого реакция центра и сосредоточение сил для борьбы с огнем запаздывали. Министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Пучков 25 августа снова вылетел в Восточную Сибирь – в свой предыдущий визит две недели назад он обещал стабилизировать ситуацию за три дня. Не получилось.

Бюрократия пользуется особенностями российского государственного устройства и медиапространства. Даже крупные природные и техногенные катастрофы в глубинке можно прикрыть бодрым отчетом, если они не угрожают жизни и имуществу большого числа жителей и способны вызвать внимание высшего руководства. Пожары в Восточной Сибири начались еще в середине июня, но не привлекли большого интереса.