Статья опубликована в № 3909 от 03.09.2015 под заголовком: От редакции: Спасение улетающих

Больной перед санацией сильно демпинговал

Почему схема спасения «Трансаэро» такая, как она есть

Предстоящая покупка и санация «Трансаэро» «Аэрофлотом» рисует традиционную уже картину российского квазигосударственного бизнеса.

Совет директоров «Аэрофлота» сегодня должен рассмотреть покупку 75% плюс 1 акция авиакомпании «Трансаэро». Сделка одобрена на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова. «Трансаэро» в сложном положении, долги больше $1 млрд, банки отказываются реструктурировать их, выручка падает и т. д. Поскольку компания системообразующая (а госгарантии не помогли), государство решает ее спасать. Как?

На 51% государственный «Аэрофлот», лидер рынка, присоединяет второго по объемам перевозок игрока и получает более половины рынка. Вместе с долгами, неудачной бизнес-моделью, старым парком самолетов, 12 000 работников. Но и с реструктуризацией кредитов, наверняка новыми госгарантиями и другой госпомощью, а в перспективе – с возможностью сильнее влиять на размер тарифов. Заодно его дочерний лоукостер «Победа» лишается конкурента (больной перед санацией сильно демпинговал).

Владельцы и руководители «Трансаэро», судя по всему, выходят из ситуации с лицом и имуществом (25% минус 1 акция и, вероятно, что-то еще). В случае гипотетического банкротства могло быть хуже.

Государство обеспечивает краткосрочную стабильность для пассажиров, купивших билеты (а руководство «Трансаэро» в последнее время постаралось, чтобы таких пассажиров было побольше), а также сотрудников. Долги компании гораздо дороже, чем проданные билеты, но стабильность дороже долгов.

Налогоплательщикам вроде бы должно быть обидно. Но совершенно зря. Если спасение государством каких-то неудачных, но социально важных бизнесов в прежние годы еще выглядело сомнительно («Ланта-тур», например, отдельные банки), то нынешняя операция целиком и полностью на совести руководства, которому налогоплательщики доверили страну.

Объективные проблемы авиабизнеса, как у «Трансаэро», выросли из девальвации, падения зарубежного турпотока, закрытия западных финансовых рынков и открытия западных санкций – все это последствия субъективных действий российской власти. Возможно, есть и злоупотребления, мы не знаем, но это тоже проблемы государственного надзора.

В нормальной ситуации «Трансаэро» мог бы спасти международный стратегический инвестор, заодно поддержав конкуренцию на внутреннем рынке, но сегодня даже арабы и китайцы не могут обеспечить достаточной духовности авиаскреп.