Статья опубликована в № 3914 от 10.09.2015 под заголовком: От редакции: Слияние интересов

Административная реформа в ручном режиме

Надо срочно решать аппаратные задачи – сэкономь врага сегодня, иначе завтра он сэкономит тебя

Административная реформа снова на слуху в России – какие-то ведомства сливаются, о слиянии других настойчиво говорят, готовится оптимизация контроля и надзора. Нынешний этап реформы вряд ли можно считать последовательным развитием того, что происходило в 2004–2005 гг., прежде всего из-за различия в мотивах.

В этом году Федеральная антимонопольная служба поглотила Федеральную службу по тарифам, обсуждается вероятное слияние налоговой и таможенной служб (они переходят на единую информационную систему), создание мегаконтролера в сфере потребления, который может объединить Роспотребнадзор, Россельхознадзор и Росздравнадзор, и даже слияние Минфина и Минэкономразвития. Вероятно, не все слияния состоятся, но очевидно, что есть заинтересованные в них лоббисты и они регулярно предъявляют свои аргументы в коридорах власти. Главное, что нет общей логики.

Реформа 2004 г. создавала некий идеальный административный мир (по западным образцам), в котором политические, контрольные и исполнительские функции были разведены по разным ступеням управления (министерства – службы – агентства), чтобы избежать конфликта интересов. В первозданной чистоте эта схема просуществовала недолго, функции начали смешиваться, тем не менее общий дизайн остается до сих пор. Реформа как процесс официально не останавливалась, идет и сейчас, главными направлениями ее обозначены снижение избыточного регулирования, повышение качества госуслуг, повышение эффективности органов власти, повышение информационной открытости. Но на интерактивном портале реформы нет ни слова о планах и необходимости слияния ведомств. Эти слияния – аппаратная история.

Очевидно, что сегодня не до конфликта интересов. Главной задачей органов власти становится обеспечение управляемости страны в условиях изоляции и резкого сокращения ресурсов – отсюда все муссируемые планы слияний-поглощений. Задача экономии расходов прямо поставлена премьером, задача оптимизации структуры органов контроля поставлена президентом. В этой ситуации надо срочно решать аппаратные задачи – сэкономь врага сегодня, иначе завтра он сэкономит тебя. Сокращение ресурсов приводит к обострению борьбы за влияние.

Централизация и укрупнение ведомств в этом смысле тоже хороший аргумент – в военное время не до дискуссий, зато чем ты сильнее и ближе к телу, тем эффективнее управляешь. Любопытно, что число министерств в последнее время разрасталось за счет субрегиональных – по делам Дальнего Востока, Кавказа, Крыма. Таких, которые должны отвечать за все на огромной территории. Впрочем, Минкрым просуществовал недолго.

Эксперты не понимают, как можно слить Минфин и Минэкономразвития, критикуют слияние ФАС и ФСТ. Есть много противоречий в вероятном слиянии потреб-, сельхоз- и здравнадзора, но тут можно хотя бы реконструировать логику: если потребрынок стал универсальным и полномочия контроля дублируются, в мегарегуляторе есть смысл.

Но и здесь есть место аппаратной борьбе. Любой контроль в России – это больше чем ресурс. С помощью санитарного, например, можно не только зарабатывать, но и вести внешнюю политику. Есть за что бороться.