Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 3924 от 24.09.2015 под заголовком: Extra Jus: Заочные и вечерние юристы

Заочные юридические фабрики

Социолог Екатерина Моисеева о качестве и количестве российского юридического образования

Сегодня в России 72% юристов учатся заочно. Даже в ведомственных вузах и классических университетах доля заочной формы обучения выше 60% (согласно информации федерального интернет-портала «Российское образование», собранной и обработанной Институтом проблем правоприменения). Это не удивительно, если знать, какая система юридического образования досталась в наследство от советского времени. И тогда, и сейчас наличие юридического образования требовалось скорее номинально, а не реально.

При приеме на работу в советские суды и правоохранительные органы на характеристики личности и политическую благонадежность кандидата обращали больше внимания, чем на название высшего учебного заведения, которое он закончил. Глубокое знание правовых норм и понимание правовых доктрин соискателям не требовались. Считалось, что все, что нужно знать для выполнения профессиональных обязанностей, усваивается в достаточно короткие сроки непосредственно на рабочем месте. Те же, кто увлекался теорией и доктринами, оставались преподавать в вузе и не стремились уходить в практику.

Кроме того, в СССР существовало достаточно серьезное ограничение на поступление на юридические факультеты сразу после школы. Как правило, требовалось наличие трудового стажа, поэтому человек сначала трудоустраивался, а уже позднее, вдогонку, получал юридическое образование. Совмещение работы с учебой было обычным делом, что привело к преобладанию вечерней и заочной форм обучения. Не случайно в СССР самым крупным юридическим вузом был Всесоюзный заочный юридический институт (ныне МГЮА им. О. Е. Кутафина); дневное отделение в нем появилось только в 1987 г.

Состояние юридического образования многое говорит о юридической профессии вообще. В советское время юридическое образование не было ни престижным, ни популярным. Юридическая профессия была сегментированной, т. е. идентификация происходила не с профессией юриста вообще, а с конкретным местом работы (прокуратура, адвокатура). Разделение на более и менее престижные виды деятельности внутри юриспруденции строилось исходя из места в партийно-хозяйственной системе управления, а не из уровня дохода (как в классических западных профессиях). Уголовное право было престижнее гражданского, а профессиональный статус судей и прокуроров был выше статуса адвокатов, несмотря на то что последние чаще имели более высокий доход (преимущественно за счет неформальных благодарностей клиента). Юрисконсульты были наименее статусными юристами: они не обладали такой профессиональной автономией, как адвокаты, и были полностью подотчетны руководству предприятия, на котором работали.

Развитие рыночной экономики и возрастающий спрос на квалифицированные юридические кадры стали менять систему иерархии внутри юридической профессии. Развитие коммерческого и предпринимательского права повысило не только статус адвокатов и юрисконсультов, но и престиж юридической профессии в целом. Спрос экономики на юристов обернулся бумом юридических программ. Если в конце 1980-х в СССР было всего 30 вузов, выдающих юридические дипломы, то сегодня пойти учиться на юриста можно более чем в 900 вузов (включая филиалы), т. е. практически в каждый второй вуз страны; при этом более половины вузов являются непрофильными.

Однако не следует путать высокий спрос на юридические дипломы со спросом на юридическое образование. Лишь небольшое число вузов способны дать юридическое образование высокого качества. Остальные дают возможность получить диплом, который можно использовать в дальнейшей карьере. По нашим оценкам, за последние 20 лет в России более 2 млн человек получили квалификацию «юрист». Но далеко не все выпускники юридических факультетов идут работать по специальности, многим юридический диплом нужен лишь формально. Например, для продвижения по карьерной лестнице в неюридических сферах деятельности (на госслужбе и т. п.)

Подход судебных и правоохранительных органов к отбору кандидатов с советского времени также не изменился. Приверженность внутриведомственным нормам ценится выше, чем диплом МГУ или СПбГУ. Многие сотрудники совмещают работу с обучением, поэтому юридический диплом используется наподобие формальной справки и не несет информации о качестве подготовки. Государство продолжает повышать спрос на юридические дипломы, вводя требования обязательного высшего юридического образования для участковых и дознавателей. При этом сохраняется убеждение, что все необходимые знания и навыки можно получить только на рабочем месте.

Единственный тип работодателя, который предъявляет требования к качеству юридического образования сегодня и который серьезно обеспокоен уровнем подготовки юридических кадров, – это бизнес-юристы, т. е. престижные юридические фирмы, статусные адвокатские образования, юридические службы крупных компаний и т. п. При приеме на работу они будут смотреть и на название вуза, и на форму обучения, и на аттестат, да еще и уровень общих знаний оценят. Именно они работают сегодня на престиж юридической профессии в целом. Однако этого недостаточно, чтобы кардинально поменять ситуацию. Фабрики заочного обучения продолжают работать, девальвируя юридический диплом.

Автор – научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

H-r
02:33 24.09.2015
Всё советское образование такое, не только заочное и не только юридическое. В прошлом году разговаривал с выпускниками IT-специальности в крупном региональном ВУЗе Сибири: на очном отделении престижного факультета с хорошим отбором абитуриентов к моменту выпуска несколько студентов группы не написали ни строчки кода! Они просто не умели программировать и это никогда не было экзотикой, такую же картину я видел в 90-х. Лишь малая часть выпускников экономических факультетов способна вести бухучет на предприятии, хотя бы в самой простой сфере и самом мелком бизнесе. Поэтому доверие работодателей к дипломам упало до очень низкого уровня. Никакие, по сути, дипломы не ценятся. Престижные вузы имеют некоторое уважение лишь потому, что у них жесткий отсев по признакам интеллекта и работоспособности, соответственно владелец диплома автоматически считается умным и трудоспособным, однако отнюдь не профессионалом. Таких выпускников любят лишь в качестве перспективных кадров и не более того. Не очень понятна печаль автора о мифической девальвации юридического диплома из-за, якобы, заочных вузов. Да всё образование такое, причем тут заочные вузы? Они погоды не делают. Посмотрите на наших учёных: куда ни плюнь, всюду в кресле регионального чиновника сидит доктор наук или, как минимум, кандидат. Что, в заочных вузах они свои докторские защитили? Отнюдь. Все эти разговоры про престиж образования и заочные вузы - попытка замести мусор под ковёр, вместо проведения генеральной уборки.
90
Комментировать