Мнения
Бесплатный
Василий Кашин
Статья опубликована в № 3925 от 25.09.2015 под заголовком: США и Китай: Противоречия и связи

Встречаться всегда полезно

Политолог Василий Кашин о том, что отношения Китая и США стабилизируются несмотря на нерешенные противоречия

Начавшийся во вторник первый государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в США – одно из важнейших событий в мировой политике 2015 г. Поездка Си в США в июне 2013 г. для неформальных переговоров с Бараком Обамой в калифорнийском Саннилэнде проходила в непростой обстановке. Это было связано с уже обострившимися тогда дискуссиями по вопросам киберпреступности, территориальными противоречиями между Китаем и американским союзником Японией, ситуацией в Южно-Китайском море и несогласием по многим темам глобальной повестки дня.

Сейчас американо-китайские отношения находятся в низшей точке с момента событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. Все проблемы в двусторонних отношениях, имевшие место несколько лет назад, остались или обострились. В то же время к ним добавились новые. Дискуссия вокруг китайского кибершпионажа против США временно утихла после разоблачений Эдварда Сноудена, которые сделали позицию Вашингтона по кибертематике уязвимой. Но к настоящему времени они развернулись с новой силой, и теперь речь идет о санкциях против китайских компаний, замешанных в хищениях данных.

Напряженность в отношениях между Китаем и Японией сохраняется на высоком уровне, и вокруг спорных островов Сэнкаку в любой момент может возникнуть опасный кризис. Именно после прихода к власти в стране нового поколения руководителей во главе с Си Цзиньпином Китай сознательно скопировал и адаптировал к своим нуждам российские идеологемы, связанные со Второй мировой войной как ключевым историческим событием, сплачивающим нацию. Может показаться удивительным, но в качестве общенационального праздника с отработанным церемониалом и дополнительным выходным День победы китайского народа над Японией (3 сентября) появился лишь в 2014 г.; до того это была лишь памятная дата со скромным статусом. Превращение памяти о войне с Японией в один из основных мотивов государственной идеологии КНР говорит о том, что перспективы отношений Пекина с главным союзником США в Азии становятся довольно безрадостными.

В Южно-Китайском море Китай уже успешно изменил статус-кво, существовавший на протяжении длительного времени в спорном и стратегически важном архипелаге Спратли. В отличие от полностью контролируемых Пекином Парасельских островов, китайские позиции на Спратли были ограниченными; теперь же он располагает в этом районе построенными за короткий срок искусственными островами, которые больше, чем все принадлежащие Вьетнаму и Филиппинам природные части архипелага, вместе взятые. Строительство уже в основном закончено, изменить ничего нельзя, реакция США на эти события, как и во многих других случаях, была запоздалой и неэффективной. Искусственные острова впервые позволяют КНР обустроить постоянные базы для своих кораблей и авиации в этих стратегически важных районах, близких к Малаккскому проливу.

Малаккский пролив (шириной чуть больше 3 км в самом узком месте) и Южно-Китайское море являются главной артерией современной мировой торговли; речь идет примерно о 25% всего мирового внешнеторгового оборота и примерно 25% от всего объема нефти, перевозимой по морю. По этому пути осуществляется большая часть торговли стран Восточной Азии с Европой, Ближним Востоком и Африкой. Зависимость отдельных азиатских экономик от этих артерий устрашающая – например, через Южно-Китайское море проходит до 90% японского импорта сырой нефти. Борьба за военное и политическое господство в этом районе может иметь радикальные последствия для всей мировой политики. Уже сейчас «малаккская дилемма», как называл проблему зависимости от Малаккского пролива прежний китайский лидер, Ху Цзиньтао, является одним из важнейших факторов китайской политики, побуждая КНР к строительству дорогостоящих трубопроводов и железных дорог в направлении России и Центральной Азии. В Южно-Китайском море ведется игра с крайне высокими ставками, и ни одна из сторон не намерена уступать. Принципиальные противоречия между ними выглядят пока неустранимыми.

Столь же неустранимыми выглядят и противоречия в сфере кибербезопасности. К настоящему времени США и Китай создали две самые крупные в мире машины шпионажа и проведения диверсий в информационной среде. В структурах вроде Агентства национальной безопасности США или третьего управления генштаба Народно-освободительной армии Китая заняты десятки тысяч дорогостоящих специалистов, контролирующих оборудование на десятки миллиардов долларов. Никто в мире не обладает сходным потенциалом; и Китай, и США справедливо рассматривают свои возможности в киберсреде в качестве уникальных конкурентных преимуществ, придающих новое измерение их военной мощи. Никто из них не откажется от этих возможностей по своей воле; это трудно представить себе даже технически, поскольку выполнение такого соглашения было бы сложно верифицировать.

Визит Си Цзиньпина в США, несмотря на риторику об «отношениях нового типа», не в состоянии решить ни одно из этих и многих других принципиальных противоречий между двумя странами. Никуда не уйдет застарелый страх КНР перед американской подрывной деятельностью, усугубленный цветными революциями последних лет, и недовольство США наступлением китайского правительства на права западных неправительственных организаций и СМИ в Китае. Недавний грандиозный военный парад в Пекине в честь победы над Японией наглядно показал, что Китай уже явным образом рассматривает США в качестве основного потенциального противника: стратегическое ракетное оружие было гвоздем всего представления.

В то же время визит способен надолго стабилизировать двусторонние связи, снять угрозу резкого и неконтролируемого их ухудшения. Показательно, что пребывание Си Цзиньпина в США началось во вторник с Сиэтла. Сиэтл является частым пунктом остановки китайских лидеров, посещавших США с конца 1970-х: в 1979 г. здесь останавливался Дэн Сяопин, в 1993 г. – Цзян Цзэминь, в 2006 г. – Ху Цзиньтао. Город, как и штат Вашингтон в целом, отличается необычно высокой концентрацией компаний, имеющих большой бизнес в КНР, таких как Boeing и Microsoft. Встречи с представителями крупного американского бизнеса являются ключевым элементом всех подобных визитов, возможно не менее важным, чем посещение Белого дома. Политические усилия крупных американских корпораций, направленные на предотвращение резких шагов Белого дома в отношении Китая, трудно переоценить.

Сейчас стабилизация двусторонних отношений нужна обеим сторонам. Обама, объявивший в 2012 г. о «возвращении США в Азию», в дальнейшем увяз на Ближнем Востоке и в Восточной Европе, а потому его ресурсы для проведения активной тихоокеанской политики остаются ограниченными. С другой стороны, Китай в нынешних условиях медленно, но верно добивается многих своих политических целей в Азиатско-Тихоокеанском регионе, даже невзирая на возникшие проблемы в экономике, а следовательно, также хотел бы избежать каких-либо резких событий. Договоренности и декларации о поддержании стабильности, обсуждение кодексов и правил поведения в тех или иных сферах, улучшение каналов коммуникации между руководителями двух стран вполне послужат этим целям.

Автор – эксперт Центра анализа стратегий и технологий