Мнения
Бесплатный
Григорий Юдин
Статья опубликована в № 3931 от 05.10.2015 под заголовком: Власть и право: Дорогу тирании

Асад законный, но нелегитимный

Социолог Григорий Юдин о новой попытке России подменить легитимность легальностью

Российское военное участие в сирийском конфликте стало реальностью. Поскольку сирийский кризис в полном разгаре и на сегодняшний день ни у кого нет для него решения, с Россией были связаны определенные надежды на появление нового подхода, который позволил бы выйти из тупика. В последнее время западные страны применяли к неустойчивым режимам одну и ту же стратегию: не вмешиваться до тех пор, пока правитель не теряет легитимность и не переходит к силовым действиям, но затем решительно поддержать революционные силы, чтобы свести к минимуму период безвластия. В Сирии эта стратегия не сработала – отчасти из-за того, что затянули с вмешательством, отчасти из-за того, что сирийская оппозиция быстро показала враждебность к США и Европе.

Суть подхода России стала ясна на сессии Генассамблеи ООН, где Владимир Путин назвал президента Сирии Башара Асада «единственной легитимной силой в Сирии». Про Башара Асада можно сказать многое, но он совершенно точно не является легитимной силой на уровне Сирии. Асад не контролирует и половины территории страны, он утопил в крови восстание, уже четыре года ведет гражданскую войну (сотни тысяч жертв с обеих сторон), а его противники убеждены в том, что он применял против них химическое оружие. В действительности нет никаких надежд на то, что население нынешней Сирии когда-нибудь признает Асада легитимным президентом. Настоящая проблема Сирии в том, что там нет ни одной силы, которая могла бы рассчитывать на легитимность, и потому не на кого делать ставку.

Когда Путин говорит о легитимности Асада, он хочет лишь сказать, что Асад является законно избранным президентом Сирии. Однако это не одно и то же. Разумеется, подконтрольные Асаду органы власти признают результаты референдума по конституции 2012 г. и выборов 2014 г., которые позволили Асаду стать президентом в третий раз. Только это не добавляет ему легитимности, поскольку его оппоненты результатов этих голосований не признают и отказываются подчиняться его власти.

Противоречие между легитимностью и законностью является предпосылкой революции. Конечно, можно требовать, чтобы смена власти совершалась только по закону. Однако представим себе, что правитель становится тираном и меняет закон по своему усмотрению таким образом, чтобы оставаться у власти столько, сколько ему захочется. Его оппоненты могут считать, что он при этом поступает незаконно, но при действующем правителе у них нет способа доказать это в законном порядке, ведь подконтрольный тирану суд всегда примет решение в его пользу. Чтобы восстановить законность, оппозиции придется сначала совершить действия, которые с точки зрения действующей власти будут незаконными. Поэтому правитель, оставаясь законным с точки зрения установленного им порядка, может потерять легитимность.

Попытка уравнять легитимность с законностью имеет только одну цель – исключить даже теоретическую возможность революции, сделать ее попросту немыслимой. Неудивительно, что Сергей Лавров выступает с призывом подвергнуть «изоляции» все страны, где происходит насильственная смена власти, – т. е. фактически заранее атаковать любые революционные силы.

До сих пор в мире существовало два основных подхода к странам, где правитель утрачивает легитимность. Один состоит в том, чтобы не вмешиваться во внутренние дела и позволить враждующим сторонам решить исход дела самим (этот принцип был применен в Сирии). Согласно второму подходу необходимо, чтобы у власти были легитимные силы, даже если для этого потребуется подорвать позиции действующего правителя (этот подход был реализован в Ливии и в некоторой степени на Украине). Однако Лавров сегодня предлагает нечто третье – обеспечить поддержкой любую действующую власть, независимо от ее легитимности.

Если бы этот подход был принят, он открыл бы дорогу тирании по всему миру. В самом деле: любой правитель знал бы, что, как бы он ни был жесток к своему населению (а Асад проявил невероятную жестокость при подавлении восстания в Хомсе), ему все равно ничего не угрожает. Земной шар управлялся бы клубом автократов, помогающих друг другу тиранить свои народы. В этом мире было бы гораздо больше насилия, ведь насилие – единственный способ удержаться у власти для нелегитимного правителя. Однако Путину и Асаду в нем было бы гораздо спокойнее.

Автор – старший научный сотрудник ЛЭСИ НИУ ВШЭ