Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 3938 от 14.10.2015 под заголовком: Цифра недели: 32 млрд куб. м

Риторика «Газпрома» становится все более сдержанной

Тезис о незаменимости российского газа звучит все реже

Мощность «Турецкого потока», с помощью которого «Газпром» после 2019 г. обещал отказаться от транзита через Украину, будет достигать 32 млрд куб. м, заявил предправления концерна Алексей Миллер. Это с учетом тех мощностей, которые «Газпром» собирается строить на севере, подчеркнул он.

Первоначально планировалось строить четыре нитки «Турецкого потока» мощностью 63 млрд куб. м, теперь ее уменьшат наполовину. Причем Миллер фактически признал, что сделать это позволяет план по расширению «Северного потока» через Балтику.

Перетасовка транспортных маршрутов традиционна для «Газпрома». «Турецкий поток» заменил «Южный», теперь половину «Турецкого» заменит расширение «Северного». А если не сложится и тут, то наверняка возникнет план по расширению «Голубого потока» или газопровода Ямал – Европа. Но каждая неудача делает позицию «Газпрома» все более сдержанной.

Руководство концерна любит подчеркивать, что российский газ Европе не заменить. Но эта вера уже привела к тому, что треть добычных мощностей «Газпрома» не востребована, а «Южный поток», заблокированный Еврокомиссией, принес огромные убытки. Европа, похоже, научилась покупать российский газ, понимая, что другого рынка у «Газпрома» нет, а Китай – очень отдаленная перспектива. Тезис о незаменимости российского газа все еще звучит, но на деле гонора все меньше. «Газпром» меняет цены, как того хочет ЕС.

«Газпром» начинал строить «Южный поток», не договорившись с ЕС, рассчитывая, что Европа уступит. Казалось, что и «Турецкий поток» пойдет тем же путем. Миллер объявил, что его полностью построят к 2019 г., отказ от украинского транзита неизбежен, а если Европа не хочет лишиться этих объемов, то должна поспешить со строительством труб от турецкой границы. А если их там не появится, то «Газпром» подождет, но украинский транзит точно остановит.

Но это не сработало, в том числе из-за проблем с Турцией. Теперь риторика изменилась. Газовую позицию России традиционно смягчил президент Владимир Путин. Летом он поручил продолжить переговоры о сохранении украинского транзита и после 2019 г., а во вторник уверял, что цель расширения «Северного потока» не в том, «чтобы лишить кого-то транзитных возможностей», и призвал «вот эти политические спекуляции оставить в стороне». Модель, когда Миллер резок, а Путин осторожен, уже применялась не раз.

Очевидно, что в случае с расширением «Северного потока» ультиматумов со стороны «Газпрома» не будет. Важно убедить европейцев, что уменьшение мощностей «Турецкого потока» с одновременным расширением «Северного» – не связанные вещи и цели отказаться от украинского транзита уже нет.

В расширении «Северного потока» в отличие от «Турецкого» участвуют крупнейшие европейские компании, но проект все равно должен получить одобрение ЕС, иначе могут возникнуть ограничения по его эксплуатации, даже если труба будет построена.

На прошлой неделе еврокомиссар по энергетике Мигель Ариас Каньете уже заявил, что украинский транзит надо сохранить, а расширение «Северного потока» сделает Европу более зависимой и от поставщика, и от маршрута, что противоречит энергостратегии союза.