Статья опубликована в № 3941 от 19.10.2015 под заголовком: Средний Восток: Афганистан не осиротеет

Зачем талибам американские войска

Политолог Леонид Исаев о том, что присутствие США в Афганистане остается гарантией относительной стабильности

Захват талибами Кундуза в конце сентября стал сигналом США и мировому сообществу: нынешнее афганское руководство до сих пор не научилось самостоятельно управлять страной. Кабул недвусмысленно намекал Вашингтону, что без военной помощи извне страна может вновь погрузиться в состояние хаоса и внутренних междоусобиц, из которого она постепенно выбиралась в последние годы.

Вообще, современный Афганистан отнюдь не производит впечатления failed state. Находясь в Афганистане, поражаешься изменениям, которые произошли во времена правления Хамида Карзая. Что бы там ни говорили про бессмысленность американского присутствия в стране, но это были годы наибольшего социально-экономического благополучия и политической стабильности. Начала восстанавливаться инфраструктура, посещение большинства районов страны стало относительно безопасным, а в последние годы государство даже начало вкладывать средства в развитие туристической отрасли.

Но есть у этого благополучия и своя оборотная сторона, о которой в последнее время усиленно говорят афганские официальные лица. Все это достигается в большей степени за счет внешних финансовых вливаний – от закупок вооружения до установки дорожных знаков и разработки правил дорожного движения. Рано или поздно афганскому финансовому счастью придет конец, и тогда жить придется по средствам.

Еще один системообразующий для Афганистана вопрос связан с выводом американского контингента. В Афганистане находится около 10 000 американских солдат, а также натовский корпус, насчитывающий порядка 3000 человек. Согласно американским планам численность их военнослужащих в Афганистане должна была сократиться вдвое к концу 2015 г., а к 2017 г. Вашингтон предполагал и вовсе вывести контингент. Заинтересованность в выводе войск на протяжении последних лет исходит прежде всего от американской администрации и руководства альянса, а не от афганских властей. Напротив, действующий президент Ашраф Гани Ахмадзай с радостью воспринял мартовское решение министров иностранных дел НАТО о продлении срока американского присутствия в стране до конца года, на котором сам и настаивал. Теперь же Кабул может и вовсе вздохнуть с облегчением – Барак Обама заявил о продлении пребывания американских войск в Афганистане в нынешнем количестве как минимум до середины 2016 г.

Несмотря на неоднозначность американского многолетнего присутствия, связанного в том числе с гибелью мирного населения, вопрос уместности пребывания военных США не вызывает в Афганистане никакого отторжения. Да, американцев критикуют, особенно после инцидентов вроде того, что произошел 3 октября в Кундузе (госпиталь «Врачей без границ» подвергся бомбардировке американскими ВВС), но никому и в голову не приходит усомниться в целесообразности их нахождения с 2001 г. на афганской земле, и никто не желает их скорейшего ухода.

Именно с этой точки зрения следует рассматривать захват талибами Кундуза. Для этого им понадобилось всего несколько часов и около 500 бойцов. По счастливому совпадению в городе не было никого из местного руководства, отбывшего по своим делам, как только губернатор провинции Кундуз Мухаммад Омер Сафи поехал с визитом в соседний Таджикистан. Разъехалось по командировкам и руководство всех силовых ведомств, оставив на время регион полностью обезглавленным. Выбить талибов из города оказалось немногим сложнее, нежели талибам его захватить. Вся история с взятием и освобождением Кундуза заняла четыре дня, напоминая скорее спектакль, нежели реальные бои за ключевой пункт на северных рубежах Афганистана.

Как такое могло произойти? Беспрецедентные меры безопасности, с которыми сталкивался всякий посетивший эту страну, попросту исключают такую возможность, если только в этом не было заинтересованности афганских властей.

Все это заставляет усомниться в дальновидности тех, кто склонен рассматривать кундузский прецедент с позиций «краха доктрины Обамы» или, подобно российскому МИДу, оценивать соответствующим образом уровень американской подготовки местных военнослужащих. Произошедшее в Кундузе в первую очередь совместное талибо-афганское предупреждение силам коалиции о преждевременности расставания и неспособности Кабула жить самостоятельной жизнью.

Основания для беспокойства, связанные с участившимися рейдами на территорию Афганистана «Исламского государства» (ИГ; запрещено в России), имеются как у нынешней афганской власти, так и у Талибана (движение запрещено в России), раздираемого внутренними противоречиями после недавнего объявления о смерти прежнего лидера Муллы Омара. С учетом слабости, вызванной переходным периодом в жизни Талибана, ИГ имеет гипотетические возможности вытеснить его из афганского политического пространства. Ряд исламистских группировок в Афганистане (а также в Пакистане) уже заявили о вступлении в ряды сторонников лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади. Подобная реконфигурация сил, чреватая появлением нового актора на афганской военно-политической арене, явно не устраивает и афганские власти, достигнувшие определенного статус-кво в своих отношениях с талибами, особенно после того, как во главе государства встал Ашраф Гани, питающий симпатии к Талибану.

Последние новости о якобы возросшем влиянии талибов демонстрируют скорее слабость афганских властей, а также их боязнь остаться один на один с вызовами, которые несет в себе ситуация на Ближнем и Среднем Востоке – и прежде всего угроза ИГ. Как это ни печально осознавать, американское присутствие в Афганистане на сегодняшний день является чуть ли не единственной гарантией относительной стабильности в регионе. Если, конечно, на эту роль не найдутся другие добровольцы.

Автор – старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать