Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 3948 от 28.10.2015 под заголовком: Цифра недели: 16 165 826 руб.

Политическая бухгалтерия

Откуда взялся 16-миллионный ущерб по делу «Кировлеса»

Решение Никулинского районного суда Москвы, удовлетворившего в прошлую пятницу гражданский иск государственного предприятия «Кировлес» к Алексею Навальному, Петру Офицерову и Вячеславу Опалеву, примечательно во многих отношениях. Но прежде всего доходчивостью. Есть громкие заявления с высоких трибун о диктатуре закона, защите интересов бизнеса и превосходстве национального права над международным – а есть простые цифры, демонстрирующие всю мощь нашего самого гуманного и справедливого правосудия. И если в делах ЮКОСа абсурдность вывода «Ходорковский украл у себя всю нефть» еще можно было как-то замаскировать рассуждениями о скважинной жидкости и тонкостях трансфертного ценообразования, то в данном случае смысл дела понятен даже бабушке, торгующей на рынке семечками.

Сводится он, по сути, к двум числам, фигурирующим в приговоре кировского суда. 14 785 944 руб. – столько заплатила Вятская лесная компания (ВЛК) «Кировлесу» за 10 000 кубометров древесины. И 16 165 826 руб. – за такую сумму ВЛК перепродала купленный лес. Впрочем, первая сумма нужна была судье Блинову лишь для того, чтобы назвать ее «неэквивалентной», т. е. не соответствующей реальной стоимости древесины. А процессуальное значение имели только 16 млн, в которые были оценены и «сумма хищения», и нанесенный госпредприятию ущерб.

То есть, по мнению следователей и примкнувшего к ним судьи Блинова, «Кировлес» получил от ВЛК «неэквивалентные» 14,8 млн, но потерял на этой сделке вовсе не 1 379 882 руб., как могла бы решить бабушка с рынка, а все 16 млн. Причем этот вывод был сделан на совершенно законных основаниях, ибо именно такие правила бухгалтерии еще в 2007 г. рекомендовал применять пленум Верховного суда. Ну а представитель «Кировлеса» лишь «подчинился закону», смиренно указав ту же сумму в исковом заявлении.

Постойте, скажет тут наша бабушка, неужели такие странные правила применяются всегда? И если я, к примеру, прикупила у соседки пару килограммов семечек, а продала их чуток дороже, то меня тоже заставят отдать ей все вырученные деньги?

Погодите паниковать, бабуля: все дело в том, по какому кодексу оцениваются ваши семена. В Гражданском кодексе есть и про выручку, и про прибыль, и даже про упущенную выгоду – а вот Уголовному кодексу все эти понятия глубоко чужды. Но прелесть нашей судебной системы в том, что если сначала было уголовное разбирательство, то последующие гражданские иски рассматриваются с учетом имеющегося приговора, где сумма ущерба уже зафиксирована. Ну как в известном анекдоте: «Доктор сказал в морг – значит, в морг».

Так что – обращаемся мы теперь уже не к бабушке, а к ее соседке – дело «Кировлеса» дает вам шанс на неплохую прибавку к пенсии. Вам надо сначала обратиться в Следственный комитет с заявлением: я, дескать, отдала ей, как лучшей подруге, семечки по 200 руб. за кило, а она, мошенница, продала их за 220! Потом дождаться обвинительного приговора и подать гражданский иск о возмещении ущерба. И вот вместо 200 рубликов у вас уже 420! Как говорится, ловкость рук – и никакого «Мошенничества».