Мнения
Бесплатный
Максим Фомин
Статья опубликована в № 3956 от 10.11.2015 под заголовком: Федерализм: Дипломатия регионов

Какой федерализм нам нужен

Политолог Максим Фомин о том, что регионам надо дать свободу внешнеэкономического сотрудничества

Действующая в стране региональная политика, или «постфедерализм», торпедирует любую самостоятельность субъектов Федерации. Всему виной опасение за чрезмерное продвижение региональных брендов.

Правоведам хорошо известно, что федерации бывают симметричные или асимметричные. Но у России собственная гордость – по Конституции у нас все субъекты равноправны (симметричны), а вот по факту – асимметрия разностатусности налицо: то, что позволено одним регионам, очевидно не позволено другим.

В современном мире внутренняя политика регионов, включая их внешнеэкономические связи, значительно влияет на развитие федеративного государства и обеспечивает формирование его конкурентоспособности в целом. Например, Германия вряд ли была бы такой же успешной, если бы, скажем, Бавария не имела возможности самостоятельно продвигать свое пиво и BMW. А мировой бренд Австрии был бы неполным без региональных брендов Тироля и Зальцбурга.

Многие цели развития, в том числе федеральные, могут и должны успешно реализовываться в первую очередь на региональном уровне: от внедрения инноваций и защиты окружающей среды до совершенствования общественных институтов. И даже есть инструмент для улучшения имиджа, стимулирования деловой активности и привлечения иностранных инвестиций – не то чтобы забытый, но явно пылящийся в запасниках. Это парадипломатия, или дипломатия регионов.

Парадипломатия позволяет решать задачи социально-экономического развития региона в русле внешнеполитических приоритетов Федерации. А для приграничных субъектов, особенно Калининградской области, значительно повышается ответственность за общую политику федеративного государства.

Речь идет не о возвращении «парада суверенитетов» 1990-х, а об отходе от политики «постфедерализма» – квинтэссенции идеологии «вертикально-окружного» капитализма 2000-х гг. – и выходе на траекторию «нового федерализма». Об этом говорилось в статье (к сожалению, последней) Евгения Примакова «Не просто работать, а знать, во имя чего». Цитата: «Отсутствие подвижек или крайняя медлительность в федеральном строительстве нашей страны стали причиной того, что я заостряю эту важнейшую тему <...> Еще контрастнее выглядит необходимость неразрывной связи между назревшей экономической децентрализацией и укреплением роли федерального центра, скрепляющего страну в единое целое».

С тех пор мало что изменилось. На открытии сочинского Международного инвестиционного форума прозвучало напутствие премьер-министра губернаторам «бегать за инвестициями». Ввиду внесения изменений в закон «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ» (4-ФЗ) и обязательного согласования федеральным центром любых региональных внешнеэкономических проектов трудно сказать, какие чувства испытывали участники форума, слыша это. В поручениях по итогам форума мерам по поддержке инвестиционного оживления места не нашлось. Что ж, Дмитрий Медведев и в 2013 г. предостерегал своих однопартийцев по «Единой России» от «чрезмерного усердия в региональном брендировании», но одновременно призывал «активно участвовать в продвижении российских брендов за рубежом».

Важный аспект нового, реального федерализма – это создание правил и среды максимального благоприятствования ведению бизнеса, организации производства, налаживания торговли и развития туризма, конкурентных по отношению к другим государствам, но с учетом локальных особенностей. Это особенно актуально для современной России, где субъекты Федерации экономически диспропорциональны. Ужесточение госрегулирования приведет не к формированию конкурентного пространства, а только к ухудшению ситуации.

Если региональная политика все-таки будет основываться на том, как каждый регион позиционирует себя и использует свои уникальные конкурентные преимущества, это станет одной из основ новой российской суверенности, которая в том числе означает, что Россия может ставить и реализовывать новые цели развития в новом формате. В международных отношениях это выражается в способности системы быть «познающим игроком» и адекватно действовать в рамках мировой политики. Стране срочно необходимо таким образом скорректировать курс, чтобы не жалеть, как сейчас бразильцы, о потерянном десятилетии, которое может стать роковым.

Согласно рейтингу конкурентоспособности Всемирного экономического форума 2015–2016, Россия поднялась с 53-го на 45-е место среди 144 стран. Но поднялась, стоя на месте. Потому что другие сдали, и члены БРИКС в том числе: ЮАР (49-е), Индия (55-е), Бразилия (75-е). А вот Китай практически устоял (минус 2 места до 28-го). Лидеры не меняются – Швейцария (в седьмой раз), Сингапур, Германия и США. Лейтмотив национальной идеи – быть конкурентоспособными в отношении зарубежных регионов и стран – полностью соответствует основам федерализма, так как напрямую связан с развитием всех субъектов Федерации и реализации их потенциалов. Но без экономической децентрализации и вовлечения в процесс региональных администраций ничего не получится. А парадипломатия в построении притягательных имиджей регионов – один из важнейших инструментов формирования бренда многонациональной страны и инвестиционного оживления.

Автор – научный сотрудник ИМЭМО РАН