Статья опубликована в № 3961 от 17.11.2015 под заголовком: От редакции: Спасение как развитие

Спасение вместо развития

Трудные будни национальных чемпионов и институтов развития

Правительство мучительно перебирает варианты поддержки Внешэкономбанка, у которого много проблемных активов и которому предстоит в ближайшее время гасить внешние долги. Докапитализация путем передачи пакета ОФЗ на 1,5 трлн руб., передача проблемных активов государству, выкуп долгов – предложений много, много и споров. ВЭБ такая большая структура, что, спасая его, можно невзначай повлиять на макроэкономические показатели или страновой рейтинг (в частности, Минфин и ЦБ против схемы с ОФЗ, так как она фактически означает эмиссию).

Зато «Роснефть» получила передышку вместе с 1 трлн руб. предоплаты по долгосрочным контрактам на поставку нефти (вероятно, от китайской CNPC). Правда, эти деньги небесплатны – по ним нужно отдавать проценты, как за кредит, сам триллион предстоит отдавать нефтью, а месторождения для китайского контракта еще не разработаны – туда и пойдут эти деньги. Это хорошо в условиях западных санкций и отсутствия возможности привлекать кредиты, но это оставит существующий огромный долг «Роснефти» огромным. Аналитики, впрочем, радуются, что предоплата не повлияет на курс рубля, как повлияла год назад непрозрачная сделка с облигациями ЦБ – все помнят черный понедельник 15 декабря, а ведь это тоже была операция по спасению госкомпании накануне выплаты очередных долгов.

В «Газпроме» все спокойно – концерн уменьшил прогноз добычи в 2015 г. до 427 млрд куб. м (это на 3,8% ниже, чем в 2014 г., в начале года планировался рост до 485 млрд куб. м). «Газпром» в этом году понижает прогноз каждый квартал, так что все привыкли. Инвестпрограмма «Газпрома» при этом растет, как и выплаты правлению.

«Роснефть» и «Газпром» совсем недавно мыслились как национальные чемпионы, компании, которые благодаря совмещению огромных активов в ТЭКе и административного ресурса смогут на равных конкурировать с мировыми гигантами, обеспечивать защиту народного достояния – нефти и газа – и заодно проводить нужную энергетическую политику. Сегодня видно, что эта политика во многих случаях проигрышная (особенно для «Газпрома» на европейском направлении), несущая компаниям убытки, а сами они неповоротливы и не могут быстро реагировать на изменение конъюнктуры.

ВЭБ вообще совмещает в себе множество функций, конфликтующих друг с другом (управляющая компания, институт развития, обслуживание госдолга), и во всех этих функциях вынужден тоже реализовывать государственную политику, по-разному понимаемую разными чиновниками. Сейчас ВЭБ просит от государства помощи в том числе на проекты развития – они как-то вдруг оказались скорее проектами спасения тех или иных активов. И теперь государство вынуждено спасать свой институт развития, ведь ВЭБ – квазисуверен.