Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Статья опубликована в № 3977 от 09.12.2015 под заголовком: От редакции: Тайные потери

Памяти неизвестного солдата

Совет по правам человека хочет узнать, возбуждались ли уголовные дела по факту гибели российских военных

Тема информации о погибших военных и, напротив, полномочий государства засекречивать эти сведения снова актуальна. Правозащитники требуют выяснить, насколько полно и объективно расследуются случаи гибели военнослужащих в мирное время. Соответствующий запрос члены Совета при президенте по правам человека (СПЧ) намерены направить в Следственный комитет (СК) и Главную военную прокуратуру (ГВП). Член СПЧ Сергей Кривенко отмечает: известны обстоятельства гибели менее половины (79 из 159) российских военных, смерть которых подтверждена открытыми источниками. Информация о проверках СК и прокуратуры есть по 61 эпизоду.

Меньше всего информации о причинах гибели российских военных во втором полугодии 2014 г., когда, по сообщениям СМИ, солдаты и офицеры участвовали в боевых действиях в Донбассе. Неизвестны обстоятельства смерти 72 из 108 погибших с июля по декабрь 2014 г. (период наиболее интенсивных сражений на юго-востоке Украины). Правозащитники пока хотят узнать немногое: возбуждалось ли уголовное дело. Если по факту гибели возбуждалось уголовное дело, то близкие погибших и их адвокаты имеют право ознакомиться с его материалами, в том числе и секретными, – так решил в ноябре 2014 г. Конституционный суд.

По закону «О доступе к информации о деятельности государственных органов» правоохранители обязаны предоставить СПЧ статистику по уголовным делам. Тогда родственникам погибших будет легче добиваться правды. Если уголовные дела не возбуждались – это нарушение Уголовно-процессуального кодекса.

Пока государство стремится максимально сузить информацию о гибели наших военных. ГВП и следствие осенью 2014 г. отказались предоставить депутату и журналисту Льву Шлосбергу данные о гибели псковских десантников и спецназовцев под предлогом неразглашения личной и семейной тайны. В мае 2015 г. президент подписал указ, по нему секретными стали сведения о потерях армии в военное время и в мирное во время спецопераций, определения которых нет ни в одном законе. Секретным может быть все – цифры потерь, место и время смерти, имя погибшего. А раненый может пострадать дважды – в бою и «за разглашение тайны», если расскажет, где пострадал. Ранение ведь тоже потеря, только санитарная.

По словам Кривенко, исследование он начал после обращений близких погибших с просьбой помочь выяснить обстоятельства смерти, которые им отказались сообщить командование частей и военкоматы. Запрос может стать первым этапом борьбы с уплотнившейся в последние месяцы завесой секретности вокруг гибели наших граждан в военной форме.