Статья опубликована в № 3984 от 18.12.2015 под заголовком: Россия и Европа: Будет ли «Хельсинки II»

Новая попытка построения общеевропейского миропорядка

Экономист Евгений Гонтмахер и социолог Ральф Фюкс о том, чего не хватает Хельсинкскому соглашению
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Первого августа 1975 г. был подписан Заключительный акт Хельсинкского соглашения. Выработанные тогда Советским Союзом и Западом направления работы по безопасности и сотрудничеству в Европе, видимо, уже не являются ориентиром для сегодняшней российской политики. Их место заняла невиданная со времен холодной войны напряженность между Россией и Западом, которая достигла своей кульминации в конфликте вокруг Украины. Приведет ли сотрудничество в Сирии в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России) к новому сближению, покажет время.

Остается вопрос, на основании каких нормативных актов должен произойти возврат к сотрудничеству: какие правила международной политики должны действовать в будущем? В последнее время много говорят о «Хельсинки II». С нашей точки зрения, речь здесь не должна идти о пересмотре «Хельсинки I», но только о дальнейшем развитии на основе достигнутых тогда договоренностей.

Хельсинкское соглашение содержит два основных принципа: во-первых, суверенное равноправие всех европейских государств. Сюда же относится право на территориальную целостность. Границы могут быть изменены только мирным путем и с согласия всех сторон. Привилегированных в своих правах государств «первого класса» и второстепенных государств «второго класса», которым полагается лишь ограниченный суверенитет, не существует. Во-вторых, отказ от применения силы или угрозы применения силы. Сила как средство европейской политики должна быть заблокирована, ни одно государство не должно быть принуждено к отказу от полного осуществления своих суверенных прав посредством применения или угрозы применения силы. Сюда же относится право каждого государства вступать в альянсы по своему выбору. Кроме того, краеугольными камнями Хельсинкского соглашения являются соблюдение прав человека и основных свобод, сотрудничество в области экономики, науки, защиты окружающей среды, культуры и гуманитарных вопросов. Также и эти обязательства остаются весьма актуальными в качестве составляющих общеевропейского миропорядка.

Почему режим Хельсинкского соглашения не смог предотвратить российско-украинский кризис, поставивший всю европейскую систему безопасности под угрозу? Россия, присоединив Крым и оказав массированную поддержку сепаратистам на юго-востоке Украины, несет основную долю ответственности за обострение кризиса. Однако эрозия кооперативного миропорядка в Европе началась еще во времена войн в Югославии, приведших к развалу страны. Она продолжилась во время войны между Россией и Грузией в 2008 г. Сюда же относятся замороженные конфликты в Приднестровье и Нагорном Карабахе.

Принципы Хельсинкского соглашения все еще являются, по нашему мнению, фундаментом европейского миропорядка. Не хватает механизмов и инструментов, которые срабатывали бы в конкретных конфликтных ситуациях. Это относится прежде всего к новому типу конфликтов, ставящих с 1990-х гг. под угрозу мир и безопасность в Европе. Конкретно: дестабилизирующим фактором международного миропорядка являются внутригосударственные конфликты, при которых этническое меньшинство заявляет, что его права ущемлены, и требует формирования собственного государства (или присоединения к соседнему государству). Должна ли ОБСЕ при определенных предпосылках играть роль посредника при решении таких конфликтов? Если такое положение будет принято, следует разработать процедуру разрешения конфликта и закрепить ее в дополнении к Хельсинкскому соглашению.

Вторая зона риска – это право всех членов ОБСЕ «принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участником двусторонних или многосторонних договоров, включая право быть или не быть участником союзных договоров; они также имеют право на нейтралитет». По поводу права на свободный выбор альянсов не может возникать никаких сомнений. Оно является сущностью равноправного суверенитета. В то же время очевидно, что смена альянса или вступление ранее нейтрального государства в надгосударственный альянс затрагивает интересы третьих государств. При этом, как показывает европейская история последних лет, могут возникать серьезные конфликты. В подобной ситуации институциональный механизм взаимного согласования интересов политики безопасности и экономических интересов и мог бы работать на деэскалацию конфликта.

Кроме того, следует создать обязательный консультативный механизм для государств – участников Хельсинкского соглашения, который в случае обострения кризисов, угрожающих европейской безопасности, распространялся бы на европейскую периферию. Пример Сирии доказывает необходимость такого механизма для предотвращения конфликтов между государствами – участниками Хельсинкского соглашения и на других территориях. В конечном счете также и остальным государствам следует предоставить возможность присоединяться к Хельсинкскому соглашению и его продолжению, Парижской хартии, чтобы расширить европейское пространство безопасности и сотрудничества. Для этого должна быть разработана соответствующая процедура, принципиально похожая на ту, которая используется при расширении Евросоюза.

Данные предложения призваны не заменить Хельсинкское соглашение и Парижскую хартию, но дополнить их. Они также не являются гарантией предотвращения будущих конфликтов в Европе, но могли бы запустить процесс предупреждения возникновения конфликтов на институциональном уровне и новую динамику сотрудничества.

Авторы – член правления Института современного развития (Москва), председатель правления Фонда имени Генриха Бёлля (Берлин)

Читать ещё
Preloader more