Статья опубликована в № 3987 от 23.12.2015 под заголовком: Технологии: Запретить или возглавить

Запретить или возглавить экономику криптовалют

Бизнес-ангел Павел Черкашин о том, как Россия могла бы использовать свое электричество

Криптовалюты, самой распространенной из которых в мире является биткоин, стали последним источником эйфории для техноэнтузиастов и венчурных инвесторов по всему миру, одновременно гарантировав ночные кошмары сотрудникам финансовой полиции, налоговикам и банкирам. Биткоин – цифровая валюта, эмитированная общественным интеллектом через краудсорсинг и защищенная хитроумным цифровым алгоритмом, гарантирующим полную независимость от любого центрального банка или государственного регулирующего органа. Можно мгновенно, конфиденциально и с мизерной комиссией перевести хоть $0,001, хоть $100 000 000 в любую страну любому хозяину виртуального кошелька. Каждая транзакция будет подтверждена тысячами независимых серверов по всему миру и уложена в бесконечную цепочку блоков (blockchain), сохраненную навсегда в истории.

Эксперты прогнозируют, что к 2050 г. не менее 10% всего мирового ВВП будет оплачиваться криптовалютами. По мере того как растет доля интеллектуального труда в общем мировом обороте, растет и число фрилансеров. Если в 1990 г. в США таких специалистов было меньше 10% и это были в основном низкоквалифицированные кадры, то сегодня 34% американцев работают в качестве фрилансеров. Это 53 млн человек только в США, они оказывают услуги на $715 млрд в год. 69% из них предоставляют услуги через всевозможные онлайн-сервисы. Появился даже термин «механический солдат» (Mechanical Turk), означающий внешнего подрядчика, готового выполнять механическую работу дешевле и эффективнее, чем это может сделать любая технология.

Традиционная банковская система просто не предназначена для обслуживания этой армии независимых специалистов, разбросанных по всему миру. Банковский перевод в мире стоит в среднем $10–20 и для транзакции в $1 не имеет никакого смысла. Несколько миллиардов долларов в год съедают комиссии за денежные переводы между людьми. Транзакция по банковской карте стоит 2,5%. А что будет происходить в этой системе, когда потребуется делать миллиарды транзакций со средним размером в $0,01? Например, когда ваш интернет-провайдер согласится компенсировать вам расходы на ретрансляцию сигнала вашим соседям, чтобы экономить на своей телекоммуникационной инфраструктуре.

Использование криптовалют – единственный путь развития финансовой отрасли в ближайшее десятилетие. Запретить их хождение в современном обществе еще сложнее, чем построить «свой интернет», ведь цифровые деньги можно записать на флешку, можно и просто распечатать на бумаге и передать при личной встрече или положить в сейф. Если нельзя запретить процесс, нужно его возглавить. Первыми это осознали государственные органы ЕС, чуть позже – США и Китая. Вычислительная мощность сети биткоин уже сейчас превышает возможности всех крупных мировых компьютерных корпораций. Она продолжает расти такими темпами, что через несколько лет превратится в самую мощную распределенную вычислительную систему в мире. Причем криптовалюта – это лишь вершина цифрового айсберга, который поменяет мировую экономику. Основная экономическая ценность этой вычислительной сети – независимая фиксация любых транзакций и контроль исполнения обязательств сторонами. Основная интрига заключается в том, что для работы общественного интеллекта в основе криптовалют требуются огромные мощности электричества. Фактически кто имеет доступ к электричеству, тот зарабатывает больше в системе.

В основе экономики криптовалют лежит механизм распределенных вычислений, или майнинга (добыча ценности из компьютерных вычислений). Миллионы компьютеров по всему миру самостоятельно обмениваются данными, собирают их в блоки и защищают эти блоки криптографическим замком, причем делают это на конкурентной основе: кто быстрее вычислит очередной блок транзакций и добавит его в цепочку, тот получит все комиссии за транзакции в блоке. Чтобы увеличить вероятность заработать свою комиссию, компьютеры собираются в кластеры или пулы, которые делят комиссию пропорционально вычислительному вкладу вне зависимости от того, кому повезло добыть очередной блок. Вот такие пулы и становятся постепенно все более яркой силой, способной существенно влиять на быстродействие всей сети. Пулы также получают доступ к огромным объемам транзакционных данных, необходимых для рыночной аналитики и финансовой разведки.

Компании в США, Европе и Китае включились в «гонку вооружений» на поле виртуальных криптовалют, предлагая экономические и законодательные послабления в обмен на возможность хоть как-то контролировать информацию в системе. Создать у себя такой пул – как поставить у себя в стране мировой расчетный центр и следить за всеми операциями. Крупные государственные ведомства уже сейчас выкупают у майнинг-пулов данные для финансового анализа и контроля подозрительных операций. По мере роста объема операций в системе, а также добавления в нее нефинансовых операций ценность информации и значение крупных майнинг-пулов будет только возрастать.

Что делает Россия в такой ситуации? Правильно – запрещает криптовалюты. Китай покупает российское электричество для создания своего стратегического преимущества перед США, те в свою очередь развивают технологии криптовалют и строят распределенную экономику на их основе, а Россия превращается в пассивного потребителя, упуская возможность использовать собственные ресурсы с высокой добавленной стоимостью.

Автор – партнер фонда Vestor.In Partners

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать