Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 3987 от 23.12.2015 под заголовком: Цифра недели: 13 микросхем

Бесполезная открытость черного ящика

Из бортового самописца Су-24 узнать ничего нельзя, к совместному расследованию инцидента стороны не готовы

Из 16 микросхем бортового накопителя бомбардировщика Су-24, сбитого турецким истребителем и упавшего в Сирии, 13 оказались разрушены, а три повреждены, сообщил в понедельник замначальника Службы безопасности полетов российских Вооруженных сил генерал Сергей Байнетов. По словам генерала, прорабатывается вопрос о привлечении российских научно-исследовательских учреждений, которые смогли бы получить информацию непосредственно с кристалла микросхемы, но для этого потребуется длительное время. Генерал пообещал проинформировать о ходе этой работы общественность.

Вскрытию накопителя в присутствии прессы предшествовала сложная поисковая операция российских и сирийских военных, доклад министра обороны Сергея Шойгу президенту с демонстрацией самого прибора и указание Владимира Путина о вскрытии накопителя в присутствии иностранных специалистов. И вот результат, который может означать, что все это сделано впустую.

Кадры вскрытия накопителя вызвали многочисленные, часто матерные комментарии в интернете и действительно вызывают вопросы у специалистов относительно монтажа содержимого этого прибора, который, возможно, является эксплуатационным (а не аварийным) накопителем – блоком системы регистрации типа «Тестер». Есть даже утверждения, что те, кто вскрывал этот прибор, не ожидали того, что им пришлось увидеть. Возможность считывания информации с этих микросхем многим представляется маловероятной.

Но даже если бы все данные оказались неповрежденными, существуют сомнения, что с помощью параметрического самописца Су-24 можно было бы определить его маршрут с точностью до сотен метров и единиц километров – а именно такая точность необходима, чтобы доказать невхождение российского бомбардировщика в турецкое воздушное пространство. Согласно объявленной российским Минобороны информации цели сбитого Су-24 находились всего в 4 км от границы с Турцией (это не означает, что сам самолет должен был подлететь на такое же расстояние, но все равно речь идет о километрах). Да и по турецким данным нарушение было кратковременным и речь тоже могла идти о километрах. Более того, уже мало кто сомневается, что само поражение самолета произошло над территорией Сирии, а значит, и факт нарушения турецкой границы не так уж и важен. И в любом случае объективные данные радаров, которые официально не представила ни одна из сторон (Россия официально представила карту, а турецкие СМИ – схему из непонятного источника), могут достаточно точно установить траекторию самолета.

Таким образом, действительно беспрецедентная открытость в работе с найденным самописцем самолета, кроме самой открытости, ничего не продемонстрировала и закончилась довольно-таки позорно с учетом того, какие силы, включая президента России, были к этому привлечены. При этом совместное расследование инцидента, которое могло бы сгладить напряженность в российско-турецких отношениях, судя по всему, не рассматривается всерьез обеими сторонами. Поэтому вряд ли в скором будущем стоит ожидать их улучшения.