Опрос по форме и по существу

Социолог Денис Волков о запрограммированности результатов государственной социологии

Новогодний телефонный опрос ВЦИОМа в Крыму об условиях поставки украинского электричества на полуостров уже успел наделать много шума в российских и зарубежных СМИ. Как сообщают, опрос включал в себя лишь два содержательных вопроса, что и помогло провести исследование в кратчайшие сроки.

Мне бы не хотелось сейчас комментировать применявшуюся методологию опроса – я не принадлежу к числу тех, кто утверждает, что атмосфера в Крыму настолько тяжелая, что не позволяет проводить опросы в принципе. Многие отечественные и иностранные специалисты сейчас поспешат нас уверить в том, что опрос был проведен в соответствии со всеми требованиями профессии. Если принимать на веру информацию о невероятно высокой достижимости и пренебречь некоторыми небольшими деталями, такие комментаторы будут, наверное, правы. Ведь опубликованные результаты не сообщили нам ничего, чего бы мы уже не знали из регулярных социологических опросов в Крыму того же ВЦИОМа или фонда «Общественное мнение» (ФОМ).

Так, один из последних опубликованных опросов ФОМа, датированный 17–20 декабря, фиксировал высокую поддержку российской власти, довольно высокую оценку принимаемых мер по решению энергетического кризиса и готовность потерпеть трудности еще некоторое время. Поэтому чрезвычайный характер новогоднего телефонного опроса в Крыму, объявление о нем по телевизору и наказ президента, которые придали происходящему характер государственной переписи, наверное, повлияли на ответы респондентов. Но вряд ли все это могло радикально изменить сложившийся ранее консенсус, зафиксированный предыдущими исследованиями.

Однако опрос, проведенный «в режиме спецоперации», создает ощущение театрализованной постановки. Судите сами: 30 декабря СМИ сообщают, что президент дал поручение о «срочном» проведении опроса жителей Крыма и Севастополя. Уже на следующий день опрос запущен, а 1 января результаты оглашены. Если бы исследование не планировалось заранее, вряд ли удалось провести его в столь сжатые сроки, тем более в праздничные дни.

Более того, возникает чувство дежавю. Почти два года назад ВЦИОМ и ФОМ провели, также в срочном порядке, телефонный опрос россиян о статусе Республики Крым. Напомню канву событий. В начале 2014 г. за три дня (с 14 по 16 марта) было опрошено более 48 000 россиян, 91% которых высказались за включение Крыма в состав России. При этом референдум о статусе республики в самом Крыму был проведен 16 марта. Результаты опроса и референдума оглашали в один день – 17 марта, тогда же президентом был подписан указ о признании независимости Крыма Россией. В тот же день, как сообщали СМИ, был составлен проект договора о включении полуострова в состав России (этот договор был подписан в торжественной обстановке в Кремле 18 марта).

Тогда, как и сейчас, опубликованные результаты не стали неожиданностью. Ведь как показывали наши собственные опросы – в середине 1990-х гг. в рамках ВЦИОМа, в 2000-е уже в рамках «Левада-центра», – более 80% россиян на протяжении всего этого времени выступали за возвращение Крыма в состав России. Поэтому оба «телефонника» – и новогодний опрос в Крыму, и опрос россиян о статусе полуострова – в каком-то смысле явили нам апогей государственной опросной индустрии. Давно не секрет, что государственные центры изучения общественного мнения публикуют преимущественно результаты тех исследований, которые выгодны власти. В этом нет ничего удивительного, в конце концов, так обычно поступают любые заказчики опросов.

Получается, что теперь все чаще уже и задаются только те вопросы, на которые заведомо может быть получен только «правильный», желательный для власти ответ. Цель «исследования», которое не сообщает ничего нового, может быть только в том, чтобы произвести впечатление. А это уже не социология, а пиар.

Запрограммированность опросов, подобных описанным, автоматически дезавуирует слова придворных политтехнологов, которые объявляют сам факт проведения крымского новогоднего исследования свидетельством «демократизма» российской власти. Дело в том, что основополагающий принцип демократии, как это понимается со времен ее возникновения в древних Афинах, заключается в подотчетности государственной власти гражданам. Выборы, референдумы и все прочие институты являются лишь инструментами, призванными обеспечить такую подотчетность. Сомнительно, что этой цели могут служить опросы с заранее известным результатом. По какой методологии их ни проводи, они оставляют послевкусие скандала и жульничества: методологически все может быть правильно, а по существу издевательство.

Автор – социолог «Левада-центра»

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать