Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 3998 от 21.01.2016 под заголовком: Extra Jus: Карта наркопреступлений

Карта наркопреступлений

Экономист Дмитрий Скугаревский о новых возможностях анализа работы ФСКН и МВД

Российское общество формирует свое представление о проблеме наркотиков на основе сюжетов СМИ о закрытых притонах, выявленных партиях и торговцах и другой информации, поступающей от правоохранительных органов. Но бюджет и полномочия любого правоохранителя зависят от опасности проблемы, с которой он призван бороться. Хороший способ увеличить влияние – создать у общества представление о какой-то угрозе. Поэтому сообщения правоохранительных органов о тенденциях и рисках требуют внешнего аудита.

Институт проблем правоприменения представляет интерактивную карту наркопреступлений страны в 2014 г. Она призвана дать заинтересованным сторонам количественное представление о проблеме наркопреступности. Для большинства из почти 250 000 таких преступлений (статьи 228–234 УК) мы знаем тип изъятого наркотика и его массу (аналитический массив создан при поддержке открытого правительства России). Собрав информацию о ценах, можно подсчитать стоимость изъятых наркотиков в зарегистрированных преступлениях. Наконец, мы знаем географическое расположение места регистрации, поэтому можем положить эти данные на карту: на районном уровне (для Министерства внутренних дел) и региональном уровне (для МВД и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, ФСКН).

Количественные данные такого масштаба создают иллюзию объективности, но важно понимать их ограничения. Есть соблазн, посмотрев на карту, назвать Москву героиновой столицей России, а Петербург – амфетаминовой. Различия в частоте изъятий не говорят напрямую о предпочтениях потребителей, а отражают практику регистрации наркопреступлений силами МВД и ФСКН. Наркопреступления зачастую не имеют жертвы (входят в группу victimless crimes) или пострадавшего, который бы обратился с заявлением, поэтому сотрудники органов могут регистрировать те наркопреступления, которые являются для них «удобными» с точки зрения выполнения показателей работы. Есть и арифметическое ограничение: наркотик, доминирующий среди изъятых, может и не являться лидером по потреблению именно из-за того, что его часто изымают.

Первый вывод из карты может сделать каждый, переключившись между районным и региональным уровнями агрегации данных. Обобщение на региональном уровне лишает общество и лиц, принимающих политические решения, огромного количества информации о местных практиках и обедняет выводы. Для страны размера России нельзя останавливаться на данных уровня субъекта Федерации. Карта поддерживает тезис о том, что при принятии любых решений нужно работать с дезагрегированными данными.

Второй вывод из карты продолжает первый. Борьбой с наркотиками в России занимаются два ведомства – МВД и ФСКН. Мы уже сравнивали их эффективность с точки зрения массы и стоимости изъятых наркотиков и нашли, что в среднем ФСКН изымает в 2–3 раза бóльшие объемы в относительном выражении, чем полиция, но в абсолютном выражении это 2–3 г героина против 1 г в одном преступлении. Этот вывод был сделан на данных о всей стране. Карта же делает шаг вперед и предлагает сравнить стоимость изъятий МВД и ФСКН на региональном уровне. В отличие от привычного для правоохранителей (и непонятного для общества) вала (сумма изъятого в регионе) мы предлагаем посмотреть на распределение стоимости: какой процент преступлений не превышал по стоимости изъятых наркотиков, скажем, $100, $200 или $1000. Это дает нам наглядный инструмент для сравнения реальных практик работы двух ведомств.

Согласно заявлениям руководителя ведомства ФСКН специализируется на выявлении крупных, оптовых партий наркотиков. Карта показывает, в каких регионах это действительно так, а в каких ФСКН лишь дублирует работу полиции, изымая такие же по размеру или даже меньшие партии наркотиков. Так, в Санкт-Петербурге ФСКН изымает в стоимостном выражении больше наркотиков, чем МВД города. Напротив, в республиках Алтай, Якутия, Крым служба изымает меньше наркотиков, чем полиция этих республик.

Выявление крупных партий, по-видимому, требует регистрации мелких преступлений (например, для построения агентурной сети). Но это не объясняет доминирования МВД над ФСКН по стоимости изъятого в отдельных регионах. Консервативная оценка такова, что 40% наркопреступлений, зарегистрированных ФСКН, не превышают по стоимости изъятых наркотиков преступления, зарегистрированные МВД.

Третий вывод из карты: ответственная уголовная и правоохранительная политика возможна только с опорой на эмпирические данные. Зная процент и локализацию дублирования работы МВД и ФСКН, можно понять оптимальную конфигурацию борьбы с угрозами, существующими в действительности.

Автор – научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

AnMihMi
00:02 21.01.2016
Как известно борьба с наркопреступностью ведёт к тому, что затрагивает интересы сторонних людей и организаций. ввиду разного рода запретов не на сами наркотики, а на т.н прекурсоры (технологически близкие к наркотикам вещества). Между тем эти ограничения серьёзно ущемляют жизнь и работу законопослушных граждан --- Следовательно кроме инфо (карты и т.п) показывающие "успехи в борьбе с наркоманией" целессобразно также в наглядной форме показать "издержки, неприятности по борьбе с прекурсорами" для обычных людей и организаций вызванные ограничениями, а также и нарушения, обнаруженные в такой борьбе. Эти ограничения и неприятности, нарушения также целесообразно оценить в денежной форме === Только двусторонняя оценка, оценка успехов и издержек может дать объективный взгляд
00
Комментировать