Мнения
Бесплатный
Николай Эппле
Статья опубликована в № 3998 от 21.01.2016 под заголовком: От редакции: Актуальность НКВД

Актуальность НКВД

Проблему репрессий невозможно «решить», оставив нетронутым остальное наследие репрессивной машины

Упрямство государства в отказе рассекретить данные о работе спецслужб с 1917 по 1991 г. – еще одно свидетельство того, что преступное прошлое, при нежелании его переосмыслить, продолжает оставаться настоящим.

Как сообщил адвокат Иван Павлов из «Команды 29», Межведомственная комиссия по защите гостайны (МВК) отказалась рассекретить документы, связанные с деятельностью ВЧК – НКВД – КГБ. В марте 2014 г. МВК приняла решение продлить сроки засекречивания документов спецслужб за 1917–1991 гг. еще на 30 лет. Попытки опротестовать решение МВК в Мосгорсуде и Верховном суде были отклонены по формальным основаниям. В прошлом году «Команда 29» опубликовала интернет-петицию с требованием отменить решение, которую к настоящему моменту подписали более 60 000 человек.

В 2013 г. в ответ на жалобу историка Никиты Петрова Конституционный суд постановил, что продление режима секретности свыше 30 лет возможно лишь в исключительных случаях. Решение МВК нарушает норму КС, заведомо признавая исключительным случаем все документы, связанные с деятельностью советских спецслужб.

Ответ комиссии («эти сведения сохраняют актуальность в настоящее время, поскольку их распространение может нанести ущерб безопасности Российской Федерации») формально соответствует закону «О гостайне», но звучит как красноречивое признание: ВЧК – НКВД – КГБ все еще не стали достоянием истории.

МВК также считает, что вся информация, касающаяся репрессий, была рассекречена согласно указу Бориса Ельцина от 23 июня 1992 г. Но вся деятельность советских спецслужб сопровождалась нарушениями прав человека, критериев отделения случаев связанных и не связанных с репрессиями нет, говорит Петров. Как свидетельствует случай Сергея Прудовского, безуспешно добивавшегося рассекречивания документов, по которым были репрессированы его родственники, ФСБ расширительно понимает секретность. По словам авторов петиции из «Команды 29», сотрудники ФСБ получают надбавки к зарплате за работу с секретной документацией (20–25%).

Проблему репрессий невозможно «решить», оставив нетронутым остальное наследие репрессивной машины, в том числе устройство власти и общества. Необходима настойчивая работа с прошлым, невозможная без участия всего общества. По словам юриста «Команды 29» Дарьи Сухих, решение МВК будет оспорено в суде.

Выбор редактора
Читать ещё
Preloader more