Детали / Вещь недели
Статья опубликована в № 3999 от 22.01.2016 под заголовком: Вещь недели: Чайник с полонием

Британский судья считает смерть Литвиненко операцией ФСБ

Как к Александру Литвиненко могли относиться в спецслужбе

Результаты публичного расследования на основе нерассекреченных документов обстоятельств гибели бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко были в общем ожидаемыми. Непосредственно в подкладывании полония в чайник почти 10 лет назад были обвинены бывший офицер ФСО, а ныне депутат Андрей Луговой, работавший на рубеже веков (как и сам Литвиненко) на Бориса Березовского. Второй обвиняемый – сослуживец Лугового по «кремлевскому» военному училищу Дмитрий Ковтун. Подозреваемые – ФСБ, тогдашний директор этой службы Николай Патрушев и президент России (и директор ФСБ в момент, когда Литвиненко стал публичной фигурой) Владимир Путин.

Как же могли относиться в ФСБ к Литвиненко на протяжении его биографии? Он попал в органы безопасности после вербовки особым отделом во время прохождения службы во внутренних войсках, после обучения на курсах служил в этих же органах военной контрразведки, потом был взят в антитеррористические структуры и, наконец, в середине 1990-х попал в управление по разработке преступных организаций (УРПО) ФСБ. Такая траектория – через вербовку агентом и военную контрразведку – делала его несколько чуждым кадровым чекистам, но в 1990-е, когда квалифицированных сотрудников не хватало, не была необычной. УРПО было создано как противовес региональным управлениям по борьбе с оргпреступностью (РУОП) МВД и, по слухам, едва ли не официально имело право на внебюджетное финансирование. Что это такое в условиях 1990-х гг. – понятно. После того как Литвиненко убедил сослуживцев по своему отделу выступить в 1998 г. на пресс-конференции, где они заявили об указаниях начальства убить Березовского, сам этот отдел (но не УРПО) разогнали, и им пришлось зарабатывать на жизнь в частном секторе, а помог Березовский одному Литвиненко. Отношение его коллег, оставшихся на службе, после того как Литвиненко осудило начальство, могло быть только одним – держаться от него подальше. Литвиненко привлекли к суду за выбивание показаний, подмену улик и т. п. – обычное дело в практике РУОПов времен их расцвета. Затем Литвиненко через Турцию полулегально выбрался в Лондон, обосновался в окружении Березовского и проявил себя как соавтор разоблачающих Путина и свою бывшую работу книг, а также помощник (но едва ли ценный) британских спецслужб.

Какая часть его биографии могла, если доверять оглашенной вчера официальной британской версии, вызвать наибольшее недовольство его коллег по ФСБ или кого-то еще? Почему-то кажется, что это вряд ли была литературная деятельность.