Статья опубликована в № 4003 от 28.01.2016 под заголовком: От редакции: Вечная борьба

Как правильно воспринимать коррупцию

У Кремля и Transparency International разные представления

В новом индексе восприятия коррупции Transparency International Россия заняла 119-е место из 168, оказавшись рядом с Азербайджаном, африканской Сьерра-Леоне и латиноамериканской Гайаной. В 2014 г. Россия находилась на 136-м месте, по соседству с Нигерией. Рост в рейтинге обеспечен тем, что Россия набрала в опросах экспертов 29 баллов против 27 годом ранее.

Вице-президент Transparency International Елена Панфилова объясняет это объективной реальностью сжимания коррупционной «кормовой базы» в силу экономической ситуации, а также введением в правовое поле целого ряда обременительных для публичных должностных лиц ограничений в части декларирования имущества и доходов, а также владения зарубежной собственностью. Но место в нижней трети индекса – «это все равно национальный позор», считает Панфилова.

Накануне публикации индекса в Кремле прошло заседание президентского Совета по противодействию коррупции, где председатель президиума совета Сергей Иванов доложил, что Национальный план борьбы с коррупцией на 2014–2015 гг. в целом выполнен, а мировое сообщество признало успехи нашей страны в антикоррупционной деятельности.

Совпадение двух мероприятий символично. В последнее время мы видим все больше примеров публикации систематизированных данных о коррупции в высших эшелонах российской власти. На эти обвинения власть предпочитает не отвечать, одновременно поддерживая свою риторику о суверенной борьбе с коррупцией. Зарубежные антикоррупционные практики для России могут оказаться вредными, а навязывание стандартов недопустимо, говорил Иванов в ноябре 2015 г. на конференции в Петербурге.

Здесь можно вспоминать, что Россия не ратифицировала 20-ю статью Конвенции ООН о борьбе с коррупцией (о незаконном обогащении), отказывается создать независимую службу по борьбе с коррупцией, не принят закон о защите заявителей о коррупционных преступлениях. Но дело не в недостатке законов. Люди у власти умеют подстраивать под себя даже современные антикоррупционные нормы (например, обязательное декларирование имущества и доходов) так, чтобы за их нарушение не нести публичной ответственности.

Владимир Путин заявил на заседании совета, что победа над коррупцией «сложная задача, может быть, даже труднодостижимая». И тут же: «ответственность за снижение уровня коррупции на территориях несут главы субъектов Федерации». Иванов тут же назвал фамилии региональных чиновников, обвиняемых во взятках, а на следующий день региональная пресса с удовольствием писала: вот, про наших-то Путину напомнили!

Сидящий у телевизоров электорат должен понимать, во-первых, что ритуальные жертвы в борьбе с коррупцией будут – и, возможно, даже лично знакомые ему местные чиновники. Это воодушевляет. Во-вторых, Кремль и президент продолжают вести тяжелую, практически безнадежную борьбу с коррупцией – так что не надо воспринимать коррупцию как что-то искоренимое. Это историческая традиция.

Выбор редактора