Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Статья опубликована в № 4015 от 15.02.2016 под заголовком: От редакции: Реформы при вожде

Клуб тайных реформаторов

Изменения политического курса возможны и при действующем лидере

Понимание сложности социально-экономических проблем в стране и ответственность элиты может привести к разработке планов реформ даже в недрах жестких управленческих систем, каким был послевоенный Советский Союз. Сейчас, когда полномочия спецслужб слабее, чем в сталинские времена, а риски аппаратного поражения меньше, серьезные изменения возможны при действующем лидере.

ХХ съезд КПСС, который начался 60 лет назад, 14 февраля 1956 г., считается поворотным пунктом в советской политике – руководство страны отказалось от репрессивной модели и милитаризации народного хозяйства в пользу более мягких практик. Однако реформы в управлении страной и экономические преобразования начались еще задолго до февраля, отдельные реформы начались еще до смерти Сталина в марте 1953 г.

Историк Олег Хлевнюк в книге «Холодный мир. Сталин и завершение сталинской диктатуры» отмечал, что Георгий Маленков, Лаврентий Берия, Анастас Микоян и Никита Хрущев и раньше видели необ­ходимость реформ в отдельных сферах. Они понимали, что оборотной стороной милитаризации, форсированного развития тяжелой промышленности и больших капитальных вложений был рост объемов незавершенного строительства, проблемы со снабжением. Еще в 1952 г. предлагалось сократить военные расходы и повысить цены на продукты питания. Предвидя свой уход, Сталин воссоздавал институты «коллективно­го руководства». Бюро президиума Совмина, работавшее с участием членов Политбюро без вождя, получило полномочия для решения важных вопросов и собиралось почти еженедельно.

Ближайшее окружение вождя начало демонтаж наиболее одиозных элементов сталинской системы вскоре после его смерти. В 1953–1954 гг. были снижены налоги на крестьян, начался пересмотр дел репрессированных. Полномочия спецслужб были ограничены, Министерство госбезопасности в сентябре 1954 г. было понижено в статусе и поставлено под партийный контроль.

Сейчас серьезная ревизия политического курса вероятна и без смены лидера, отмечает политолог Николай Петров. Готовность терпеть длительные невзгоды значительно ниже, чем в 1950-е гг. Судя по доносящимся из Кремля сигналам, там чувствуют, что ситуация хуже, чем предполагалось, и готовы отказаться от отдельных методов управления экономикой и острого противостояния с Западом. В ближайшем окружении Владимира Путина есть кризис-менеджеры. Однако качество госуправления по сравнению с 1950-ми гг. ухудшилось, некоторые менеджеры и региональные лидеры считают себя выше закона. Сопротивление реформам может оказаться более мощным, чем при Хрущеве.

Выбор редактора