Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4017 от 17.02.2016 под заголовком: Цифра недели: 40 округов

Цугцванг во имя стабильности

Зачем Кремлю делиться одномандатными округами с оппозицией

Четыре парламентские партии договорились на выборах в Госдуму не конкурировать между собой по 40 одномандатным округам. Правда, одни партийцы говорят, что договоренности нет, а есть только переговоры, а другие и вовсе уверяют, что ни о чем таком даже не думают. Но это они просто еще не в курсе – ну да, бывает такое в нашей управляемой демократии. «Вы подписали прошение барона Мюнхгаузена о разводе? – Кто подписал? Я подписал?! Да, я подписал...»

Хотя чего уж тут стесняться! Разведение кандидатов – нормальная демократическая практика. Вон и «Яблоко» с «Парнасом» пытаются об этом договориться, и на губернаторских выборах такие соглашения случаются. К тому же выгоды очевидны. Три оппозиционные партии получат по крайней мере по 10 почти гарантированных депутатов-одномандатников и смогут перебросить ресурсы на другие округа. Партия власти тоже в плюсе: без громких побед оппозиционеров над единороссами осенью все равно бы не обошлось, а так и авторитет не пострадает, и на результате это, по сути, не скажется – за вычетом согласованных остается еще 185 округов, побеждай не хочу.

Но если копнуть глубже, выходит несколько иная картина. Вот, например, приходит кандидат от КПРФ по «несогласованному» округу на встречу с избирателями, где с жаром громит негодяев из «Единой России». А ему и говорят: «А почему же тогда, мил человек, твоя партия никого не выдвинула по соседнему округу, где баллотируется как раз такой негодяй?» И что ему отвечать? Что у нас, мол, конструктивное сотрудничество и посткрымский консенсус? Но зачем, спрашивается, гражданам голосовать за этого оппозиционера, если он и в Думе, наверное, будет не за права трудового народа бороться, а ходить в обнимку с единороссами? Если же, наоборот, кандидата от «Единой России» спросят, почему его партия оппонентов зажимает, он уверенно скажет: «Где ж это мы зажимаем? Вон в соседнем округе добровольно отказались выдвигаться, чтобы ваша непутевая оппозиция хоть одного человечка в Думу провела...»

Вот и получается, что никакая это не демократия, а нормальная такая спецоперация в привычном кремлевском стиле. Ну, примерно как в шахматах: отдал пару пешек, пожертвовал фигуру-другую – и предвкушающий скорую победу противник неожиданно оказывается в цугцванге, когда, какой ход ни сделай, все к худшему.

Другой вопрос – зачем все это Кремлю. Казалось бы, в сегодняшней Думе и так тишь да благодать, а в следующей, судя по текущим электоральным рейтингам, будет еще тише и благодатнее. Но и тут есть логичное объяснение, даже два. Во-первых, рейтинги как поднялись, так и упасть могут, особенно если под нынешним дном кризиса к осени обнаружится еще одно. А во-вторых, через полтора года после думских пройдут президентские выборы, которые волнуют Кремль куда сильнее. И если народ поверит в существование настоящей оппозиции, то, не дай бог, и у Путина в 2018 г. может появиться не виртуальный, а вполне себе реальный соперник, способный как минимум выйти во второй тур. И как с этим бороться? Да вот так: замазать оппонентов сотрудничеством с Кремлем, показать, что никакая это не оппозиция, а всего лишь филиал партии власти. А если «все одинаковые», то и менять старое начальство смысла нет.