Статья опубликована в № 4017 от 17.02.2016 под заголовком: От редакции: Волки и овцы

Президент пообещал бизнесу прямой диалог с силовиками

Экономика в кризисе, правоохранители переживают и хотят помочь

На встрече с руководителем РСПП Александром Шохиным Владимир Путин предложил «выстроить диалог между бизнесом и правоохранительной сферой» при посредничестве администрации президента. На совещании председателей региональных судов президент сообщил о создании рабочей группы по мониторингу правоприменения в сфере предпринимательства и просил председателя Верховного суда обратить внимание на ее деятельность.

Это очень любопытная инициатива со всех точек зрения.

Диалог между бизнесом и правоохранителями настолько не получается, что за это приходится браться президенту. А ведь вроде бы у нас есть законы и те же суды, в которых какие-то споры между сторонами должны беспристрастно решаться. Более того, у нас есть различные ассоциации бизнеса, которые активно общаются с правительством, президентом, что-то лоббируют, кого-то защищают. У нас есть бизнесмены в Госдуме и Совете Федерации. У нас есть бизнес-омбудсмен. У нас в общественных советах при правоохранительных органах бизнесмены сидят! А диалога как не было, так и нет.

В 2008–2009 гг. «Деловая Россия» и другие организации предпринимателей сумели добиться частичного смягчения уголовного законодательства, напоминает Андрей Яковлев из НИУ ВШЭ. Но коренные проблемы взаимоотношений между силовиками и бизнесом – отсутствие гарантий собственности, независимого и справедливого суда, правоохранительное рейдерство – сохранились, а в нынешний кризис обострились. Предложение Путина – это признание, что закон и официальные институты защиты бизнеса и собственности не работают, говорит председатель организации «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева.

Научный руководитель Института проблем правоприменения при ЕУСПб Вадим Волков полагает: Кремль пытается найти неформальную альтернативу неработающему судебному контролю за силовиками. Это напоминает Южную Корею конца 1960-х – 1970-х гг., где государство заставляло бизнесменов и спецслужбы договариваться и выстраивать общепринятые правила игры. Если довести эту систему до нижних этажей власти, она может заработать, говорит эксперт.

Но все это имеет смысл, если президенту зачем-то понадобилось окоротить силовиков. Трудно представить, что главы ФСБ или МВД ходят к Путину жаловаться на конкретные бизнесы. Предложение о выстраивании диалога исходило от президента, а не от главы РСПП; Шохин был смущен, и единственное, о чем он просил, – чтобы в совещаниях с силовиками принимал участие лично Путин. То есть без Путина страшновато. Политолог Татьяна Становая пишет на «Слон.ру», что идею президенту наверняка предложили сами силовики, расширившие в последнее время сферу влияния.

Инициативу силовиков можно интерпретировать и так: в условиях сокращения ренты понадобилась институциализация силового рейдерства. Негоже спорить друг с другом за покровительство успешному бизнесу.

Есть и более патриотическая версия: экономика в кризисе, правоохранители переживают и хотят помочь. Может, у бизнеса какие проблемы? Может, мешает кто-то инновационному развитию? Так мы решим, если что.