Статья опубликована в № 4022 от 25.02.2016 под заголовком: От редакции: Стратегия и случай

Нет денег – нет и стратегии

Истощение бюджета парализует работу правительства

Истощение бюджета буквально парализует работу российского правительства.

Принятие антикризисного плана все время откладывается. 18 февраля он в целом одобрен, но отправлен на доработку до 29 февраля. Доработка, впрочем, может затянуться и до апреля, как пишет «Коммерсантъ». Министр финансов Антон Силуанов отправил премьеру Дмитрию Медведеву письмо, в котором сообщил, что неправильно распределять на антикризисные цели 250 млрд руб. из антикризисного фонда, поскольку там без правки бюджета найдется лишь 120 млрд. Соответственно, надо план сокращать или просить деньги из президентского резерва (а президенту они и самому нужны).

То есть впереди новая битва лоббистов за антикризисные копейки. Ведь антикризисный план – это, в сущности, раздача денег, ничего всерьез проектно-целевого он не содержит.

Понятно, что в такой ситуации совсем нет дела до сколько-нибудь длинных стратегий. На Красноярский экономический форум, в основном посвященный в этом году как раз разработке экономической стратегии страны, от власти мало кто приехал. Бизнес жаловался на физическую невозможность нормальной дискуссии. Бизнесу, впрочем, тоже важнее уверенность в сегодняшней политике государства – но и тут содержательные сигналы некому было подать.

Тем не менее бюрократический процесс подготовки «Стратегии-2030» давно запущен, и сроки уже срываются. На подготовку документа нет лишних средств, нет и серьезного запроса со стороны высшего руководства. Нет четких представлений, куда российская экономика должна прийти. Премьер, например, регулярно говорит, что экономика «постепенно адаптируется к новым внешнеэкономическим условиям». Не является ли процесс адаптации самоцелью? Министр экономического развития Алексей Улюкаев главным образом стремится зафиксировать дно кризиса, сейчас он увлечен доказательством того, что дно пройдено в прошлом году. Силуанов в полном соответствии с функцией министра финансов говорит, что денег нет.

Получается, что нет денег – нет и стратегии. Может, оно и к лучшему? Все равно предыдущие стратегии оставались на бумаге (либо никто не собирался их выполнять, либо они натыкались на противоречивые тактические ходы). А может, тогда можно и без правительства как-то обойтись? Оставить один Минфин, пусть распределяет деньги, попавшие в бюджет с божьей помощью. Экономика постепенно адаптируется – и заживем.