Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь|Мария Железнова
Статья опубликована в № 4038 от 22.03.2016 под заголовком: От редакции: Приговор залога

Приговор Надежде Савченко как начало политического торга

Суровые приговоры Сенцову, Савченко и другим украинцам формируют высокую стартовую цену для возможных разменов

Лейтенант украинской армии и боец добровольческого батальона «Айдар» Надежда Савченко признана Донецким горсудом Ростовской области виновной по обеим статьям обвинения: в убийстве российских журналистов в Луганской области Украины и незаконном переходе границы с Россией. Оглашение приговора может затянуться, но уже сейчас понятно, что он будет суровым.

Нынешний процесс похож на дело режиссера Олега Сенцова, которого за поджог двери офиса «Единой России» в Симферополе обвинили в терроризме. Прокуратура требовала для него (как теперь для Савченко) 23 года, Сенцов получил 20 лет. Оба дела изначально вышли за пределы права и выглядели продолжением в зале суда российско-украинского конфликта. Россия отказывалась признать Савченко военнопленной, хотя 4-я статья Конвенции ООН об обращении с военнопленными указывает, что она распространяется на бойцов добровольческих формирований и что нейтральные государства, принявшие пленных от одной из воюющих сторон, должны ее выполнять. Суды отказались приобщить многие доказательства невиновности подсудимых, на чем настаивали защитники.

Оглашение приговора станет символическим началом будущего торга с Украиной и Западом. Будущий обмен обсуждается едва ли не с начала процесса, недавно о его возможности заявил председатель СПЧ Михаил Федотов.

Вероятный суровый приговор означает высокую ставку, с которой в Кремле хотят начать торги. Цинично выражаясь, и Савченко, и Сенцова, и других осужденных «политических» украинцев можно рассматривать как заранее заготовленный материал для будущей торговли, говорит политолог Екатерина Шульман.

Эти дела стали элементом самоутверждения Кремля, который демонстрировал, что не поддается уговорам изнутри и давлению извне. За Сенцова просили зарубежные и отечественные режиссеры (в том числе Анджей Вайда и Никита Михалков). Освобождения Савченко требовали Европарламент, а в последние недели – Джон Керри и Барак Обама. Москва в ответ рекомендовала не оказывать давления на российский суд.

Россия вряд ли планирует обострять отношения с Украиной и Западом из-за Савченко, ставшей в заключении депутатом Верховной рады и Европарламента. Вопрос может заключаться в цене передачи бывшей летчицы на родину. Москва может потребовать не только передачи находящихся под стражей на Украине бывших (по официальной версии) бойцов спецназа и других россиян, но и нелинейного обмена, например отмены (смягчения) отдельных санкций, говорит политолог Алексей Макаркин.

Пропаганда подготовила российское общественное мнение к любому исходу процесса, говорит социолог «Левада-центра» Денис Волков. Большинство уверено, что Савченко виновна в гибели российских журналистов. Однако оно спокойно примет и возможный обмен Савченко на российских военнослужащих или пленных ополченцев как подтверждение тезиса «своих не бросаем».