Детали / Цифра недели
Статья опубликована в № 4044 от 30.03.2016 под заголовком: Цифра недели: 200 млрд руб.

Арифметика Ольги Голодец

Если государство отказывается от своих пенсионных обязательств, это означает, что пенсионная система нежизнеспособна

Столько пенсионных накоплений, по мнению вице-премьера Ольги Голодец, потеряли в прошлом году россияне: «И <...> не определен источник, кто и когда возместит эти деньги». Быстро выяснилось, что потери были не в прошлом году, а в 2014-м, и не накоплений, а дохода от их инвестиций, и не реального, а бумажного, и не в рублях, а в долларах – Голодец творчески интерпретировала данные ОЭСР, согласно которым в тот год пенсионные накопления в России инвестировались с доходностью минус 7,4% в долларах.

В том же 2014 году средняя пенсия в России в пересчете на доллары сократилась на 8,3%, с $308 до $282 (по среднегодовому курсу). А в 2015 г. – еще на 33% до $191. Руководствуясь арифметикой вице-премьера, можно вычесть 191 из 308, помножить на 34,4 млн получателей пенсии по старости, а затем перевести полученное в рубли. И ужаснуться потерям, которые никто не возместит. В рублях-то пенсии, конечно, росли. Но и рублевый инвестдоход не был отрицательным: в 2014 г. – 60 млрд руб.

Однако помимо девальвации рубля, обрушившей всю экономику в долларовом выражении, бывает еще девальвация пенсионных прав – или обесценение будущих пенсий. На самом деле именно об этом говорит Голодец, ярая противница накопительного элемента в составе обязательного пенсионного страхования (ОПС), когда пытается рассказать о главной, на ее взгляд, проблеме накоплений: «Представьте себе, что это будут за деньги [через 40 лет]» – по накопительным взносам гарантирован только номинал, нулевая доходность.

О проблемах с гарантиями по страховой части ОПС вице-премьер не говорит. Между тем индексация пенсионного балла на 4% при среднегодовой инфляции в 15,5% – это не что иное, как минус 11,5% доходности. Все, кто платит взносы в ПФР, за год потеряли 11,5%. В родных рублях, не долларах. Это и есть девальвация пенсионных прав.

Плохой результат инвестирования накоплений в одном году может быть компенсирован в другом: ВЭБ, «потерявший» в 2014 г. 90 млрд руб., за 2015 г. заработал 240 млрд. А вот источника для возмещения обесценивающихся прав в страховой части действительно нет.

Будь у бюджета деньги, не изымались бы накопительные взносы и не занижалась бы индексация пенсий. Но проблема даже не в этом. Закон гарантирует индексацию не ниже инфляции – это считалось главным преимуществом страховой системы. В этом году правительство в отсутствие денег решило законом пренебречь. Если государство отказывается от своих пенсионных обязательств и гарантий, это означает, что пенсионная система нежизнеспособна. Очередные нападки на накопления выглядят попыткой отвлечь внимание от собственных ошибок.

Противопоставлять солидарную и накопительную системы бессмысленно: это не антиподы. Наоборот, будучи частями единой системы, они обеспечивают ей устойчивость, как пишет ОЭСР в другом докладе. Идти на двух ногах проще, чем на одной. Солидарная часть свободна от рыночных рисков. Смысл накопительной – в надбавке к солидарным пенсиям, которые неминуемо снижаются при сокращении числа трудоспособных граждан с одновременным ростом числа пенсионеров. Но обе части одинаково зависимы от двух условий. От роста экономики и от последовательности пенсионной политики. Ни того ни другого в России никто не гарантирует.