Мнения
Бесплатный
Антон Вашкевич
Статья опубликована в № 4045 от 31.03.2016 под заголовком: Технологии: Код дороже денег

Программный код дороже денег

Юрист Антон Вашкевич о том, как изменят бизнес и правоприменение умные контракты

В США и Англии уже примерно пару лет обсуждают умные контракты (smart contracts), которые пишутся в виде программы и исполняются сами, без дополнительных (кроме, собственно, подписания) действий сторон. В последнее время об умных контрактах заговорили и у нас. Бизнес активно присматривается к ним: использование умных контрактов может принести выгоду. Но для этого нужно будет решить много вопросов.

Умные контракты отличаются от существующих двумя признаками. Во-первых, их исполнение не зависит от воли сторон, контракты исполняются автоматически (например, запускается платеж после доставки). Во-вторых, исполнение контракта контролируют не стороны, а код. Пример умного контракта – программа, в которой прописывается, что деньги за товар автоматически списываются со счета покупателя, после того как смарт-контракт получит данные, что товар находится на складе и прошел поверку. Данные о доставке умный контракт может получить, например, когда товары с метками RFID (Radio Frequency IDentification, радиочастотная идентификация) пройдут через рамку на складе.

Можно ли заключить умный контракт по российскому закону? Да, это возможно уже сейчас. По Гражданскому кодексу договор считается заключенным, если стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора. Умный контракт позволяет согласовать все такие условия. С другой стороны, сейчас применение умных контрактов чревато сложностями.

Первая – сложность доказывания существования контракта и его содержания. При возникновении споров отсутствие привычной всем бумажной версии породит немало вопросов. Существующие версии умных контрактов пока не позволяют одновременно с заключением создавать pdf-версию с отметками о подписании электронными подписями.

Вторая – нестыковка умных контрактов с налоговым и бухгалтерским законодательством. Эта сложность отчасти пересекается с первой: некоторые налоговики до сих пор уверены, что подтвердить факт хозяйственной операции можно, только если есть договор и бумажные первичные документы. Если функции создания pdf-версии и «первички» будут добавлены к умным договорам (кстати, Сбербанк уже сейчас формирует электронные чеки по списаниям с банковских карт), можно будет полностью перейти на автоматический электронный документооборот, что упростит жизнь бизнесу, хотя и потребует некоторых изменений в законы. Государство по понятным причинам тоже вряд ли будет возражать: умные контракты позволят контролировать уплату налогов в режиме реального времени.

Третья сложность заключается в том, что пока перспективы рассмотрения умных контрактов судами туманны. Первоначально суду будет непросто понять, как был заключен умный контракт (и был ли вообще) и какие условия заложены в программу. Добавив к этому консервативность и настороженный подход ко всему нестандартному, получим риск долгих и затратных первых процессов по умным контрактам. Но со временем суды признают, что с юридической точки зрения умные контракты не отличаются от обычных. А это, в свою очередь, потребует привлечения к такой категории споров экспертов-программистов, которые будет оценивать доводы сторон, связанные непосредственно с кодом.

Отдельно упомянем, что применение смарт-контрактов может быть проблематично с точки зрения законодательства о персональных данных. У российских операторов умных контрактов пока нет, а существующие иностранные могут не хранить персональные данные пользователей на российских серверах, как того требует закон. По этой причине доступ к сайтам иностранных операторов может быть заблокирован.

Прогнозирование – дело не очень благородное, но попробуем представить, что будет, если смарт-контракты «взлетят». Эти контракты могут преобразить работу юристов: менее востребованными станут те юристы, которые сегодня выполняют техническую работу. Зато могут появиться юристы – архитекторы программ, которые будут писать логику договора, и юридические программисты, которые будут грамотно кодировать договоренности сторон. В какой-то части потребуется меньше судебных юристов, так как риски неисполнения договоров уменьшатся. Но понадобятся юристы, которые вместе с программистами будут доказывать ошибки договорных алгоритмов, нарушающих намерения сторон.

Меньше будет нужно и юристов, занимающихся типовыми договорами, поскольку именно такие договоры могут быть полностью автоматизированы в первую очередь. При определенной модернизации законодательства, наконец, станет меньше работы у нотариусов. Например, в сделке по продаже доли в ООО умный контракт сможет автоматически перечислить деньги продавцу после того, как получит данные о переходе доли из электронного ЕГРЮЛ. Техническая необходимость в нотариальном заверении подписей, скорее всего, тоже со временем отпадет. Уже сейчас первые сервисы умных контрактов используют технологию blockchain для защиты подлинности документа.

С развитием умных контрактов будут меняться и технологии, на которых они работают. Сейчас для заключения умного контракта нужен один оператор. Сложные сделки потребуют их взаимодействия. Первым решением, которое позволит состыковать несколько умных контрактов, может стать API (Application Program Interface). API – это, по сути, адаптер, через который один умный контракт сможет присоединиться к другому. Вслед за этим могут появиться электронные площадки, на которых умные контракты смогут взаимодействовать друг с другом. Это будет похоже на операционную систему для приложений.

Следующим серьезным шагом может стать появление единого протокола умных контрактов, в котором обмен информацией об обязательствах будет максимально стандартизирован. Развитие этого протокола может стимулировать создание юридического метаязыка программирования, который позволит писать все договоры так, чтобы их могли интерпретировать и компьютеры, и люди.

Главная выгода для бизнеса от умных контрактов – общее сокращение издержек. За счет качественных сервисов по подготовке умных контрактов компании снизят расходы на стандартную юридическую работу. Уменьшение роли мнения сторон в проверке условий сократит количество споров и расходы на судебные процессы и страховочные механизмы. Унификация работы с договорами через общие платформы или протоколы может упростить и удешевить процессы согласования сделок, особенно международных. Кроме того, автоматизация контрактных отношений ускорит бизнес-процессы и сильно повысит предсказуемость в отношениях сторон.

Часть успеха будет достигнута, если регуляторы не станут ограничивать использование технологии и искусственно сохранять роль классических участников договорного процесса (например, нотариусов). Важна здравая судебная практика и по ее итогам законодательное встраивание смарт-контрактов в повседневное регулирование. Но самое главное – развитие надежной и удобной технологии.

Автор – управляющий партнер юридической компании «Симплоер»