Мнения
Бесплатный
Мария Железнова|Андрей Синицын
Статья опубликована в № 4045 от 31.03.2016 под заголовком: От редакции: Деградация развития

Деволюция института развития

План спасения госкорпорации не решает ее внутренних противоречий

Эволюцию Внешэкономбанка когда-нибудь, наверное, будут изучать в школах. Госкорпорация, созданная в тучные годы как институт развития, в кризис 2008–2009 гг. превратилась в институт спасения утопающих, а в разгар кризиса, начавшегося в 2014 г., сама стала утопающей.

Наконец аховое положение ВЭБа осознали в Кремле и в правительстве. Можно было предполагать, что последуют радикальные реформы. Пока что решено спасать банк кадровыми средствами – Владимир Дмитриев был заменен на Сергея Горькова. Новый председатель написал новый план спасения, из которого уже получили одобрение правительства два предложения – докапитализировать банк на 150 млрд руб. и разместить на депозит еще 55 млрд руб. средств Федерального казначейства в дополнение к уже размещенным 45 млрд. Всего для спасения ВЭБа на ближайшие четыре года нужно, по разным оценкам, 1,3–1,5 трлн руб.

Собирать Горьков предлагает отовсюду: 100 млрд – от размещения средств ПФР в облигациях ВЭБа, еще 50 млрд – от продления депозита ФНБ, еще 1 млрд можно получить, отказавшись от благотворительных программ. Кроме того, план предполагает продажу плохих активов – Связь-банка, «Глобэкса» и украинского Проминвестбанка, который сам нуждается в докапитализации на $200 млн. У ВЭБа есть 2,7% акций «Газпрома», ADR на которые банк также готов продать.

В целом план предполагает всяческую поддержку фондированием из разных источников, такую систему искусственного жизнеобеспечения. План никак не решает внутренних противоречий ВЭБа: он совмещает в себе множество функций, конфликтующих друг с другом (управляющая компания, институт развития, обслуживание госдолга).

Во всех этих функциях ВЭБ вынужден реализовывать государственную политику, по-разному понимаемую разными чиновниками. Теоретически можно было попробовать спасать корпорацию разведением функций. Но никто не знает, как это сделать, тем более что структура большая, квазисуверенная, макроэкономически важная.

Но по большому счету и радикальная структурная реформа ВЭБа не решит его проблем, поскольку он плоть от плоти политико-экономической среды, в которой существует.

Какова задача Банка развития? Давать кредиты проектам развития дешевле, чем другие банки (что само по себе небесспорно). Может ли ВЭБ делать это независимо и эффективно, если его наблюдательный совет состоит в основном из министров, а председатель назначается указом президента? А в его меморандуме рядом с требованием безубыточности объекта инвестиций есть оговорка об исключительных случаях, когда можно инвестировать в реализацию других проектов – в порядке и на условиях, определяемых набсоветом?

Вся история накопления проблем связана с тем, что ВЭБ вкладывался или брал на себя долги тех, на кого ему указывало правительство, и наверняка не только правительство. Только Олимпиада в Сочи обошлась ВЭБу в 240 млрд руб.

Нынешняя поддержка сохранит ВЭБ на плаву – и, чем черт не шутит, может, подрастет цена нефти, у государства станет больше денег и ВЭБ опять станет институтом развития? Ну да, к Сергею Горькову сразу придут важные люди и попросят профинансировать важный проект.

viatcheslav.maratcha
12:07 31.03.2016
Ну почему при обсуждении важных стратегических вопросов вместо выяснения сути дела мы всякий раз упорно говорим о деньгах? А когда чего-то делать очень не хочется, достаточно сказать, что на это "нет денег", и что ЦБ РФ - это не ФРС США? Как верно заметил С.Чернышев, "на шкале, где инструменты ранжированы по степени совершенства, капитал мощнее денег, а проекты влиятельнее капиталов. Капитал создает деньги посредством залогового кредитования, а проект высвобождает заблокированный капитал по каналу «проектного финансирования» (project finance). Проект в этой формуле первичен по отношению к финансам". Т.н. "цивилизованный мир" уже давно внедряет Impact Investing, Positive Investing, Social Investing, Responsible Investing и даже Shared Investing (снижающий транзакционные издержки взаимообмен доступа к активам) - а мы все спорим о том, откуда взять деньги, сработает или не сработает у нас политика "количественного смягчения" и каковы допустимые параметры эмиссии! Конечно, если между ЦБ и предприятиями в качестве опосредующего инструмента мы имеет только коммерческие банки, никакое смягчение денежной политики не даст желаемого эффекта: комбанки - совсем не подходящий для этого институт, что они не раз демонстрировали. Здесь и проявляется неоценимая роль ВЭБа как "института развития". Но и ВЭБ, как показывает автор статьи, институционально несовершенен, совмещая в себе как минимум три совсем разных функции: 1) проектное финансирование экономически оправданных инвестпроектов развития; 2) проектное финансирование социально значимых проектов (все зациклились на сочинской Олимпиаде - но ведь в этой категории есть и совершенно бесспорные проекты типа модернизации моногородов, на которые почему-то всегда не хватает денег); 3) санация и прочее "спасение утопающих", которые "слишком велики для того, чтобы дать им утонуть". Если продолжать смешивать эти функции в непрозрачном бюджете (что-то подобное происходило в РЖД при Якунине), то, действительно, вливать в такой институт деньги - "это все равно, что черпать воду решетом". Но если финансировать конкретные проекты (или хотя бы поделить проекты на группы), просчитывая их и используя современные инструменты, то неэффективность политики количественного смягчения еще никто не доказал.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more