Статья опубликована в № 4049 от 06.04.2016 под заголовком: От редакции: Гвардейский переворот

Министерство внутренних врагов

Создание нового суперведомства отражает представления о главных угрозах власти

Созданное президентом новое силовое ведомство – Национальная гвардия – получило неожиданно большой объем полномочий и сил. Гвардия создается на основе внутренних войск, выделяемых из системы МВД. Также в ее подчинение переходят ОМОН, СОБР и вневедомственная охрана. Помимо традиционной для внутренних войск охраны общественного порядка, гвардия также займется борьбой с терроризмом и экстремизмом. Ей переданы полномочия по выдаче лицензий на ношение оружия и частную охранную деятельность.

С одной стороны, создание гвардии можно рассматривать как аппаратную победу одного из наиболее близких Путину людей: новую структуру возглавил бывший начальник ФСО, с 2014 г. командовавший внутренними войсками МВД Виктор Золотов. Разговоры о создании новой службы специально под Золотова шли со времен его прихода в МВД, но не с таким набором полномочий.

С другой стороны, появление суперсилового ведомства можно считать официальным признанием значительности новой угрозы – угрозы внутреннего врага. Нейтрализация разного рода угроз составляет существенную часть практики российского госуправления, отмечает Симон Кордонский в работе 2013 г. «Классификация и ранжирование угроз». Чем масштабнее и опаснее угроза (реальная или воображаемая), тем большие ресурсы может привлечь ведомство, отвечающее за ее нейтрализацию, а чем значительнее полученные ресурсы, тем выше статус организации в государственной иерархии. Новое ведомство получило как значительный силовой ресурс в виде СОБРов и ОМОНов, так и коммерческий – в виде полномочий по выдаче разрешений на оружие и охранную деятельность.

Это может быть просто результатом нынешнего распределения аппаратных сил. Но продать угрозу можно тогда, когда ее покупают, – очевидно, покупатель сегодня считает угрозу внутреннего врага реальной.

Борьбой с терроризмом и экстремизмом занимаются также управление «Э» МВД и ФСБ. Впрочем, частичное дублирование полномочий – часть путинского стиля, отстраивание системы сдержек и противовесов, на этот раз внутри силового блока.

Одновременно проиграли со своими угрозами руководители ФСКН и ФМС – службы возвращаются в материнское лоно МВД. Их реорганизация обсуждалась достаточно давно, в том числе в рамках экономии бюджетных средств. Как изменится численность обновленного МВД, пока неизвестно: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил только, что штат будет оптимизирован.

Любопытно, как повлияет силовая реформа на практику кормления правоохранителей за счет бизнеса. Вероятно, стоит ждать нового передела на рынке услуг государственного контроля и обеспечения безопасности собственности.