Мнения
Бесплатный
Андрей Никитин
Статья опубликована в № 4061 от 22.04.2016 под заголовком: Перспективы-2030: Ненастоящие сварщики

Рецепт кадровой сытости

Директор АСИ Андрей Никитин о проблемах среднего профессионального образования

От частого употребления фраза про дефицит квалифицированных рабочих рук не утратила своей остроты. Все так.

В 2012 г. Россия вступила в международное движение чемпионатов рабочих профессий WorldSkills. Проводятся региональные этапы, затем – окружные соревнования, следом – национальные. Победители российского первенства отправляются защищать честь страны на мировом уровне. Этот проект за несколько лет дал нам исчерпывающее представление о качестве подготовки специалистов рабочих профессий. По результатам национального чемпионата в прошлом году в Казани только по двум компетенциям из 38 участники показали результат, соответствующий мировому уровню. Расстроили и итоги соревнований среди молодых рабочих высокотехнологичных отраслей промышленности. Там результат можно назвать средненьким лишь по половине компетенций, по остальным все хуже.

Российский выпускник колледжа умеет намного меньше, чем, например, южнокорейский. Минимальный набор требований к последнему включает как знание технологических операций и процедур (так называемые hard skills), так и умение управлять производственным процессом, организовать свое время, работать в команде, демонстрировать выносливость и стрессоустойчивость, владеть навыками бережливого производства (soft skills). Надо ли говорить, что разрыв между нами и лидером огромный.

И сама система подготовки так устроена, что один наш специалист – это зачастую четверть специалиста по мировым стандартам. Так, профессия WorldSkills «Обслуживание холодильной и вентиляционной техники» соответствует в России трем: специалист по холодильному оборудованию, специалист по системам отопления и специалист по вентиляционным системам. Один современный автомеханик умеет все то, чему у нас учат диагноста, электрика и автослесаря. В списке 50 наиболее востребованных на рынке труда новых и перспективных профессий, требующих среднего профессионального образования, есть сварщик. Но согласно результатам региональных чемпионатов российские показатели по сварочным технологиям – одни из самых низких. Максимальный балл победителя чемпионата в Казани в прошлом году в этой компетенции составил 26,6, а минимальный – всего 3,47 (за бенчмарк берется результат победителя чемпионата Европы в Лилле, как 100 баллов). Сложность выполняемого нашими сварщиками задания, если сравнивать с уровнем чемпионата в Лилле, была всего 77,5%.

Но хорошо, что они у нас есть, эти результаты. Мы можем опираться на них, расставляя приоритеты для системы профессиональной подготовки, меняя образовательные стандарты, разрабатывая систему мер для повышения престижа рабочих профессий. Ежегодно из бюджета на среднее профессиональное образование выделяется около 200 млрд руб. Примерно столько же, по экспертным оценкам, тратят работодатели на переобучение молодых ребят, пришедших из колледжа. Какой в этом смысл?

Как грустный анекдот можно вспомнить опыт Пермской торгово-промышленной палаты. В Перми еще не так давно один из колледжей выпускал специалистов с экзотическими компетенциями, например пчеловод-водитель. Дело в том, что учиться на пчеловода никто не хотел, но как только за это пообещали водительские права, желающие нашлись. Но вот нужны ли такие специалисты пермскому рынку труда? Вопрос риторический. Тогда удалось убедить региональные власти, что ряд таких же странных профессий – вроде контролера сберегательного банка или оператора ПЭВМ – нужно исключить из списка подготовки.

Это пример того, что власть и бизнес договорились действовать совместно в вопросах подготовки кадров. В Перми именно работодатели формируют заказ, а местная ТПП его обрабатывает, подбирает подрядчика (это краевой минобр и учебные заведения), размещает заказ, организует и контролирует его исполнение.

А во многих регионах такой диалог выстроить не получается. Там ведомства, ответственные за образование и труд, воспринимают себя исполнителями только социальных функций. На мой взгляд, нужно принципиально иначе ставить им задачи, увязывая их эффективность с экономическими показателями.

Нет другой модели, кроме взаимодействия средних профессиональных учебных заведений с предприятиями. У каждого колледжа должен быть хозяин. Так работает система дуального обучения – когда теорию изучают в стенах ссуза, а практику проходят на реальном производстве. Эту модель мы, пока в пилотном режиме, тестируем в 13 регионах. Участвуют 105 учебных заведений и 1005 предприятий.

Там пытаются выработать оптимальную модель управления процессом, которая устроит обе стороны и будет иметь экономический эффект.

В Тамбовской области действует Наблюдательный совет по модернизации системы профессионального образования во главе с губернатором. Сформированы шесть кластерных групп для разных отраслей, и с каждой из них наблюдательный совет плотно работает. Обсуждают среднесрочный прогноз потребности региональной экономики в кадрах и перечень востребованных профессий и специальностей. Только исходя из этого из бюджета области выделяется финансирование на программы среднего профессионального образования.

В Белгородской области эти вопросы решает совет по кадровой политике при губернаторе. Созданы восемь отраслевых советов работодателей, а наблюдательный совет каждого (!) колледжа возглавляет руководитель якорного предприятия. Работодатели формируют прямой заказ на подготовку кадров, а колледжи на основе этого заказа подают заявку на контрольные цифры приема (их для каждого ссуза и каждой специальности в нем устанавливают региональные власти).

На мой взгляд, такие практики нужно поддерживать, а участвующий в образовательном процессе бизнес дополнительно мотивировать. Какие тут могут быть варианты? Сейчас согласно Налоговому кодексу уменьшают налогооблагаемую базу только расходы на обучение штатных сотрудников. А если вкладываться в подготовку молодых специалистов на этапе колледжа, за это надо платить из прибыли. Минфин вместе с АСИ и группой ЧТПЗ разработал поправки, которые, надеюсь, смогут ситуацию изменить.

Предложение такое: к расходам на обучение нужно также относить расходы налогоплательщика на реализацию программ с образовательными организациями. Эти траты будут признаваться при наличии договора и при условии, если хотя бы один человек после обучения заключит трудовой договор с этим работодателем на срок не менее одного года. Сейчас эти поправки проходят оценку регулирующего воздействия.

Еще одна проблема – повышение интереса к рабочим специальностям. Чемпионаты рабочих профессий во многом решают эту проблему. Стоит прийти туда даже в качестве зрителя, чтобы убедиться, какие сложнейшие операции выполняют участники и какую светлую голову для этого надо иметь.

Кроме того, нам стоит четче обрисовывать для потенциальных студентов возможные карьерные варианты. Имея за плечами колледж, опыт работы, а потом и высшее образование, молодой специалист будет смотреться в глазах работодателя намного более выигрышно. Есть и другой путь – рабочий-фрилансер. Это профессионал, который работает на себя, выезжая на отдельные заказы. И, конечно, у человека с руками, головой и знанием современных технологий есть отличная возможность открыть свое предприятие, пусть сначала небольшое. Почему бы не вести пропаганду малого бизнеса в колледжах?

Автор – генеральный директор Агентства стратегических инициатив

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать