Мнения
Бесплатный
Максим Кац
Статья опубликована в № 4064 от 27.04.2016 под заголовком: Gorod Project: Мэр, быстрота и натиск

Мэр, быстрота и натиск

Муниципальный депутат Максим Кац о системе принятия решений в Москве

До избрания депутатом у меня практически не было опыта взаимодействия с государственными органами, и за время работы в муниципалитете в моем мозгу сломалось много шаблонов. Одна из вещей, которая совершенно поразила меня в системе управления Москвой, – процесс принятия решений.

Я ожидал, что чем дороже и значимее для города решение, тем больше экспертных обсуждений оно проходит. Однако, к своему удивлению, я выяснил, что большинство решений принимается просто из-за того, что главе управы, префекту, вице-мэру или мэру так хочется. Подчиненные не смеют возразить и занимаются поиском любых, пусть даже самых абсурдных аргументов для обоснования правильности решения начальника.

Например, когда-то вице-мэр по благоустройству решил, что все заборы в Москве должны быть веселого желто-зеленого цвета. И все заборы в Москве уже много лет красят только в эти цвета просто потому, что вице-мэру так захотелось. Мэр Москвы Юрий Лужков когда-то захотел, чтобы Ленинградский проспект был без светофоров. Для реализации этого желания у метро «Сокол» начали строить сложнейший Алабяно-Балтийский тоннель, который, по официальным оценкам, обошелся в 54 млрд руб.

Сергей Собянин, придя на должность мэра Москвы, захотел решить проблему с парковками и разрешил парковаться на тротуарах в центре города. Если бы Сергей Семенович открыл простейшую статью об организации движения транспорта в городе перед тем, как принять такое решение, он бы прочитал, что главная задача при решении проблемы пробок – стимулировать перемещение жителей без автомобилей. Автомобили на тротуарах этому никак не способствуют. Но статья открыта не была, и парковки на тротуарах были разрешены. Так захотелось мэру Москвы.

Прошло два года – и мэру Москвы захотелось иначе: центральные улицы города начали реконструироваться и становиться более привлекательными для пешеходов, автомобили с тротуаров стали исчезать. Мэр передумал. В 2011 г. Сергей Собянин захотел, чтобы тротуары были вымощены плиткой. На большинстве центральных улиц была проведена дорогостоящая реконструкция, горожане стали ходить по плитке. В 2015 г. Сергей Семенович передумал, начал программу «Моя улица» – плитку, уложенную четыре года назад и имеющую срок службы около 20 лет, выломали, увезли на свалку, улицы перестроили и покрыли теперь гранитом.

Заходя в метро «Пушкинская», теперь невозможно купить газету – все ларьки снесены, в вестибюле газеты не продают; ларьки не нравятся Сергею Семеновичу. А у выхода из метро «Пушкинская» поставили огромную цветочную голову и странные фигуры, оформленные живыми цветами в горшках. Мэру Москвы показалось, что так украсить город к весне хорошо и правильно. (Впрочем, голову через неделю перевезли к метро «Сходненская» – опять что-то не устроило.)

Некоторые процессы, происходящие просто потому, что кто-то в мэрии в соответствии со своими житейскими убеждениями так решил, имеют более серьезные последствия, чем просто потеря бюджетных средств. Например, в этом году центр Москвы лишится троллейбусов, их заменят на дизельные автобусы. Электрический транспорт экономичнее, чище и тише дизельного, троллейбусы ходят в Москве с 1933 г. и стали частью исторического ландшафта города. Но их больше не будет в центре Москвы, а инфраструктура электротранспорта будет уничтожена потому, что так хочется Сергею Собянину.

Подобная система принятия решений может показаться привлекательной – иногда волевым образом вводятся полезные, хотя и непопулярные меры, например, платные парковки. Но на дистанции в несколько лет огромный аппарат управления городом становится подобным белке в колесе, вместо развития городских систем занимаясь бессмысленным бегом за желаниями руководителей. Сегодня копаем тоннель – завтра закапываем тоннель. Сегодня сносим ларьки – завтра устанавливаем ларьки. Сегодня кладем плитку – завтра вынимаем и увозим на свалку.

Из-за зачищенного политического поля некому даже проинформировать москвичей о происходящих ошибках мэрии, не то что попытаться их системно остановить.

На это накладывается скорость реализации подобных задумок. Вчера начальнику пришла в голову мысль, а сегодня бригады строителей уже ведут работы, чтобы закончить их к ближайшему дню города. Изумленной общественности остается только с открытым ртом наблюдать за изменениями и улетающими в бесконечную воронку городскими деньгами или обивать пороги городских инстанций в попытках узнать, зачем делается какая-нибудь очередная глупость.

Ровно в таком состоянии пребываю сейчас я – на четвертый год моего депутатства Сергей Собянин вдруг решил совершить градостроительную ошибку, которую в Европе перестали совершать в 70-х гг., а именно убрать из центра города электротранспорт и заменить его на дизельный. Я узнал об этом решении совершенно случайно – прислали внутреннюю переписку вице-мэров с перечнем улиц, где больше не будет электротранспорта: весь центр города. Из известных мне российских транспортных экспертов никто не в курсе, круглых столов и экспертных докладов нет – просто захотелось мэрии, можно даже не сообщать никому.

Не знаю, чем закончится эта история с троллейбусами. Для меня она последняя – мой депутатский срок заканчивается в этом году. Но подобный формат принятия и реализации решений в городе будет и дальше приводить к градостроительным ошибкам и общественным конфликтам.

Автор – московский муниципальный депутат