Статья опубликована в № 4073 от 13.05.2016 под заголовком: От редакции: Панама на голову

Большая тень Панамы

Публикация офшорного архива сработала как катализатор процессов раскрытия информации

Публикация «панамского архива» вызвала в мире не только политическую, но и практическую реакцию, ускорив процесс деофшоризации. В четверг, в день начала антикоррупционного саммита в Лондоне, Великобритания объявила о создании публичного реестра бенефициарных собственников офшорных компаний.

Вообще, страны G20 договорились о создании таких реестров еще в 2014 г., но Британия открывает его первой. Соглашения об обмене информацией со «своими» офшорами (Мэн, Гернси, Джерси, Британские Виргинские острова, Каймановы острова) удалось подписать как раз после публикации «панамского архива». Другие страны находятся в разной степени готовности, но все больше их заявляют о необходимости создания таких реестров и принятии других антикоррупционных мер.

Также в четверг Россия присоединилась к многостороннему соглашению об автоматическом обмене налоговой информацией CRS MCAA. Россия стала 81-й юрисдикцией, присоединившейся к соглашению ОЭСР. Сам обмен для нашей страны начнется с 2018 г., будут доступны данные о зарубежных, в том числе офшорных счетах с 2017 г. На полгода раньше, 1 июля 2016 г., заканчивается российская кампания по амнистии офшорных капиталов. Минфин заявлял, что больше продлять ее не будут. До весны 2016 г. Россия тоже не очень торопилась присоединяться к соглашению. Однако после публикации «панамского архива» стало ясно, что и офшоры сейчас будут открывать информацию (о будущем присоединении к соглашению заявила даже Панама), оттягивать решение стало ни к чему.

Международное регулирование офшоров ужесточается с переменным успехом несколько лет, но события вроде публикации «панамского архива» резко поднимают общественный интерес к происхождению больших состояний и справедливости их налогообложения. Правительства вынуждены реагировать на запрос избирателей и скорее принимать решения. К тому же благодаря разоблачениям тайна собственности утрачивает когда-то сакральное значение.

Это не борьба с офшорами и налоговыми схемами как таковыми, поясняет вице-президент Transparency International Елена Панфилова, это их вывод из тени. Теперь коррумпированным бюрократам будет труднее спрятать зарубежную собственность и счета не только от налоговых и кадровых органов, но и от заинтересованных граждан. Способы скрыть активы и деньги остаются: регистрировать их на друзей и дальних родственников или прятать в Заире или Сомали.