Статья опубликована в № 4078 от 20.05.2016 под заголовком: Амнистия капиталов: Последний шанс

Амнистия капиталов: последний шанс

Юрист Вадим Зарипов о том, как государство может срочно повысить доверие бизнеса

Сорок дней остается до окончания офшорной амнистии. Это критический срок, ведь даже после того, как человек, взвесив все pro и contra, принимает решение о подаче декларации, ему необходимо время, чтобы подготовить подтверждающую документацию.

Уверен, что количество поданных деклараций по-прежнему несопоставимо с количеством потенциальных и живо интересующихся участников. Дело в том, что многочисленные пробелы и неясности закона о декларировании, без устранения которых нельзя быть уверенным в безопасности своей и своего имущества, люди не без оснований толкуют против себя.

Так, задекларировать можно счета в иностранных банках, но при этом, как ни странно, остается вопрос в отношении самих денежных средств на счетах. Перечень декларируемых активов носит неоправданно ограниченный характер, в результате в декларации нельзя указать не только наличные деньги, происхождение которых вызывает наибольшие сомнения, но и многие распространенные виды инвестиционных активов. Закон предусматривает возможность декларирования контролируемых иностранных компаний, однако относятся ли к ним компании лиц, не являющихся в настоящий момент российскими резидентами, – тоже вопрос. Закон предоставляет возможность декларирования активов, принадлежащих лицу на день подачи декларации, но история приобретения этих активов остается в зоне поражения. В законе указано, что гарантии распространяются на физических лиц – декларантов, а также на указанных в декларации должностных лиц. Судьба же организаций остается неясной, хотя президент России в своем послании Федеральному собранию, где изначально прозвучало предложение провести «капитальную» амнистию, указывал на ее применение ко всем российским лицам. Это лишь несколько примеров.

Приходится слышать мнение о «заговоре консультантов»: якобы своими надуманными сомнениями они препятствуют реализации предложенной государством возможности, чтобы и дальше наживаться на офшорных схемах. На самом деле национальные юридические фирмы как никто другой заинтересованы в деофшоризации, ведь она означает возврат в Россию именно юридического владения активами. Соответственно, увеличивается и количество сделок по российскому праву.

Предполагается, что у государства нет интереса заработать на рисках участников офшорной амнистии. Однако декларант не может отозвать декларацию, уточнить ее или отказаться от представленной в ней информации. Поэтому, осознавая свою профессиональную ответственность и врачебный принцип «не навреди», без указания на существующие риски и угрозы советовать принять участие в акции консультанты не вправе. Юристы хотели бы, да не могут предоставить гарантии, как не может их дать закон – это под силу только правовой системе в целом.

Сегодня вряд ли возможно подобное печально известному делу Рокотова – Файбишенко – Яковлева: тогда по политическим причинам закон о введении смертной казни за валютные операции был принят с обратной силой. Все-таки за полвека многое в стране изменилось. Но отечественная практика по-прежнему не избавилась от ретроспективного пересмотра трактовки закона. Это так называемая теория относительности в российском праве: закон не меняется, но меняется отношение к нему. Причем срок действия такой «машины времени» в руках правоохранительных органов составляет 10 лет и более. Как тут не вспомнить старую адвокатскую поговорку про то, что «деятельное раскаяние укорачивает срок и дорогу на Колыму». Конечно, и зарубежный опыт свидетельствует о трансформации общественных взглядов на амнистию после ее завершения: то, что подразумевалось одобряемым во время кампании, ставится под сомнение после ее завершения. Но на фоне извечной непредсказуемости российского прошлого сама вероятность пересмотра отношения к офшорной амнистии создает непреодолимый барьер.

Для предпринимателей подача декларации – не азартная игра, не рулетка, а осознанный выбор на основе трезвой оценки возможных выгод и потерь. Поэтому пропаганды и заверений высоких лиц недостаточно – нужны дополнительные вложения с целью обеспечения адекватного правоприменения.

Поскольку ожидается усиление контроля за операциями в офшорах и повышение доступности информации о них, российское государство несет моральное обязательство предоставить реальную, а не номинальную возможность получить прощение, а для этого должно устранить по максимуму все факторы неопределенности. Это позволит действительно, как предложил российский президент, перевернуть офшорную страницу экономической истории страны без преследования тех, кто считал такие операции законными.

Для успешного проведения декларационной кампании следует предпринять ряд решительных мер.

По вопросам, для разъяснения которых существует объективная возможность устранения неясностей, пробелов и коллизий путем толкования, необходимо издание официальных разъяснений. Для этого надо прямо в законе установить, что разъяснения по его применению даются уполномоченным госорганом (Минфином или Минэкономразвития) по запросам граждан и организаций, включая общественные организации и объединения, а также бизнес-омбудсмена, и подлежат опубликованию в обобщенном виде.

Необходимо законодательно закрепить правовое значение таких разъяснений, а именно – установить, что при наличии положительного разъяснения закон не может быть применен против лица, даже если разъяснение затем было отменено, отозвано или пересмотрено.

По запросу лиц, указанных в ч. 2 ст. 125 Конституции, может быть инициировано дело о превентивной проверке конституционности положений закона о декларировании. Это позволит повысить доверие к предусмотренным законом гарантиям и подстраховаться от излишнего активизма правоприменителя путем формирования комплекса специальных конституционно-правовых позиций:

1. о разовом характере, уникальности и исключительности мер, предусмотренных законом;

2. о том, что успех мероприятия основан на доверии его участников к действиям государства, поэтому государство действиями всех ветвей власти, включая исполнительную и судебную, обязано обеспечить на деле реализацию принципа справедливых ожиданий;

3. о приоритете буквы и духа закона при его толковании и применении над другими принципами права, в том числе над принципом неотвратимости наказания;

4. об отнесении на счет государства возможных недоработок в правовом регулировании амнистии, которые могут привести к ситуациям, когда правомерность освобождения лица от ответственности вызывает сомнения, и необходимости соблюдать принцип «все сомнения – в пользу декларанта и иных лиц, указанных в декларации»;

5. о том, что решающее значение имеют намерения декларанта, а не форма, в которой выражены намерения, чтобы исключить претензии к ошибкам и т. п.

Для подготовки разъяснений, формирования позиции Конституционного суда, а также уточнения в законе некоторых важных моментов необходимо срочно продлить срок представления деклараций до конца 2016 г., а также разрешить до конца амнистии представить уточненные декларации. Тем более что международный автоматический обмен начнется только со следующего года.

Это последний шанс, чтобы достойно завершить начатое. Шанс не для граждан – для государства.

Автор – руководитель аналитической службы юридической компании «Пепеляев групп»