Мнения
Бесплатный
Евгений Славнов
Статья опубликована в № 4087 от 02.06.2016 под заголовком: Финансовый рынок: Санация санаторов

Как санировать санаторов

Финансовый аналитик Евгений Славнов о необходимости сделать прозрачным механизм санации банков

Санация кредитных организаций – явление, активно набирающее популярность у нас в стране в последнее время. По сравнению с отзывом лицензии санация выгодна прежде всего вкладчикам банка – они могут сохранить все свои средства, а не только получить страховое возмещение. Кроме того, отзыв лицензии у системно значимого банка может привести к ряду негативных последствий как в экономике, так и в социальном плане – и санация может помочь этого избежать.

Механизм санации был впервые опробован в России еще в 2008 г., когда на процедуру финансового оздоровления были отправлены 10 банков. С тех пор механизм практически не использовался, но все изменилось в последние пару лет: в 2014 г. 12 банков были отправлены на санацию, а в 2015 г. – еще 15. Суммарно с 2008 г. правительство потратило больше 1 трлн руб. на санацию чуть более чем 40 банков, причем основные расходы были понесены именно в последние несколько лет. И несмотря на теоретическую пользу этого механизма, проводимая у нас в стране политика санации кредитных учреждений вызывает массу вопросов: позитивные примеры санаций неочевидны, а некоторые банки-санаторы злоупотребляют своим положением.

Участие в санации – одна из немногих оставшихся возможностей для роста банковского бизнеса в текущих условиях. Органический рост весьма затруднен в последние несколько лет, а санация проблемной организации – это возможность быстро нарастить свою клиентскую базу и увеличить присутствие на банковском рынке страны. Кроме того, участие в санации дает доступ к дешевому долгосрочному финансированию за счет государства, что особенно важно в условиях дефицита долгосрочного фондирования – в противном случае найти желающих взять на себя санацию проблемного банка было бы весьма непросто. Однако выделение столь значительного объема государственных средств должно сопровождаться жестким контролем над процессом санации, иначе появляется простор для злоупотреблений, чем и пользуются некоторые из санаторов.

Прежде всего, получая столь дешевую ликвидность, да еще и на срок 10–20 лет, банк-санатор может направить эти деньги на улучшение собственной ситуации, вместо того чтобы помогать проблемному банку. Получается определенная подмена понятий: фактически банк получил некую адресную помощь от государства, а не средства на решение проблем в санируемом кредитном учреждении.

Кроме того, у нас нет никаких конкретных критериев успешной санации. Государство раздает миллиарды рублей под обещание «улучшить ситуацию в банке», однако при этом не существует никаких KPI, указывающих на эффективность работы банка-санатора. В результате мы не можем ни оценить успешность проводимых санаций, ни привлечь к ответственности неэффективного санатора, а сам процесс санации растягивается на неопределенный срок.

Ситуация усугубляется еще и тем, что ЦБ позволяет нарушать нормативы банкам, находящимся на санации, – и можно предположить, что часть санаторов пользуется этим. Если изучить баланс банков, проходящих процедуру финансового оздоровления, то в ряде случаев мы видим не улучшение ситуации, а, напротив, рост просроченной задолженности. Так, например, объем просроченной задолженности с начала санации по 1 мая 2016 г. в Мособлбанке вырос почти на 18 500%, в Балтийском банке – почти на 5900%, а в «Солидарности» – на 1500%. И это далеко не единственные примеры: более чем на 1000% выросла просрочка в «Таврическом» и «Рост банке», а в целом у девяти из 17 банков на санации (входящих в топ-200 и публикующих свою отчетность) наблюдается рост просроченной задолженности на сотни процентов.

Парадокс налицо: в банк приходит санатор, получив значительное финансирование от государства, но ситуация в проблемном банке не только не улучшается, но, напротив, становится много хуже. Часто оправдывают это скрытыми проблемами в банке: мол, по мере работы с активами устанавливается их реальное качество и порой размер дыры увеличивается по сравнению с первоначальными оценками. Другой распространенный аргумент – это то, что недобросовестные собственники часто прибегают к практике сокрытия дефолтов с помощью различных реструктуризаций, а санатор выводит эти проблемы на свет. Какая-то доля правды в этой логике, безусловно, есть, но мне сложно поверить, что она полностью объясняет столь серьезный рост просроченной задолженности в ряде санируемых банков, и лично я вижу причину именно в передаче плохих активов в санируемые банки.

Итак, теоретически мы имеем полезный и необходимый механизм санации, существующий в первую очередь для снижения рисков устойчивости банковской системы. На практике, однако, решения о санации принимаются келейно, процедура выбора санатора непрозрачна, отсутствует должный контроль над действиями банка-санатора. Выделяются значительные объемы бюджетных средств, но положительный эффект неочевиден. В итоге получается, что потенциально полезный механизм превращается в некий способ поддержки ограниченного круга банков, допущенных до санаций: банки получают фондирование от государства на льготных условиях и возможность расчистить свои собственные балансы, передав проблемные активы в санируемые организации, но при этом фактически не несут никакой ответственности за результаты своей оздоровительной работы.

Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, необходимо движение сразу в двух направлениях. Во-первых, требуется повышение прозрачности процесса санации. Решение о санации кредитной организации, равно как и выбор банка-санатора, должно приниматься на основе четких и всем известных количественных критериев, не допускающих двоякой трактовки, – это повысит шансы того, что в конкурсах на санацию победителей будут выбирать с экономической, а не с политической точки зрения, как это, к сожалению, часто бывает сегодня. Во-вторых, необходимо введение более строгого контроля над банками-санаторами и расходованием бюджетных средств. Следует не допускать ухудшения состояния санируемых банков и ввести систему KPI для оценки эффективности процесса санации. Наконец, необходим регулярный промежуточный контроль над ходом выполнения оздоровления банка, и если в какой-то момент становится очевидным, что санатор не справляется с поставленной задачей, то следует объявить повторный конкурс. В противном случае банковские санации так и останутся неким черным ящиком, в который мы регулярно вливаем все новые и новые средства, при этом не понимая, что внутри происходит. Регулятор уже сделал публичное заявление о своем недовольстве сложившейся практикой санации и пообещал ужесточить контроль – главное теперь, чтобы его слова не разошлись с действиями.

Автор – старший консультант компании Lighthouse

Читать ещё
Preloader more