Мнения
Бесплатный
Екатерина Ходжаева
Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 4093 от 10.06.2016 под заголовком: Extra Jus: Противоречивый лоббизм

Противоречивый лоббизм

Социолог Екатерина Ходжаева о том, кому выгодно ограничение самостоятельности адвокатов

Подписанные 2 июня президентом изменения в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» можно считать примером успешного лоббизма со стороны адвокатской корпорации. Основная идея поправок заключалась в усилении института адвокатского запроса: была введена обязанность государственных и частных организаций отвечать на обращения адвокатов о получении необходимой им для дела информации. Тем не менее эксперты отмечают ряд минусов, которые нивелируют эффект этого нововведения. Возможность продления срока ответа до 60 дней означает снижение оперативности при сборе адвокатом доказательств. Запрос от следователя СКР, прокурора или сотрудников полиции в рамках расследования уголовного дела должен быть удовлетворен в те сроки, которые в нем указаны (но не позднее 30 дней). Кроме того, новым законом был установлен перечень исключений, когда адвокату может быть отказано в предоставлении информации, в том числе по формальным основаниям. В случае разглашения закрытых сведений адвокат, хотя он и не является государственным служащим, по новому законопроекту приравнивается к должностному лицу и несет такую же ответственность.

Однако эти поправки, как ни удивительно, пример удачного лоббирования. Дело в том, что попутно в рамках этого закона были приняты важнейшие новеллы, которые касаются внутреннего устройства и распределения ресурсов в самом адвокатском сообществе. Самое важное нововведение – ограничение прав адвокатов, только что получивших членство, работать индивидуально в рамках адвокатского кабинета или учреждать коллегии. Теперь для того, чтобы вести свою деятельность в рамках адвокатского кабинета, необходимо иметь минимум пять лет именно адвокатского стажа. Для учреждения коллегии согласно новым правилам также необходимо иметь в составе учредителей как минимум двух таких опытных адвокатов.

Уже давно замечено стремление ограничить права рядовых адвокатов, работающих индивидуально или автономно в рамках коллегий с малым членством. Именно их обозначают как силы, не подконтрольные на местах руководству палат. На местном уровне принимались решения о введении профессиональных стандартов, которые были направлены прежде всего на усиление контроля за «кабинетчиками». Причем контроль этот был нацелен на учет не содержательных, а формально-организационных критериев – адвокатам, регистрирующим свой кабинет, запрещалось вести прием граждан в кафе или на дому, т. е. в не приспособленных помещениях, вводились обязательства организовать публичный доступ к адвокатскому кабинету, его оснащение сейфом.

Важный аргумент по ограничению самостоятельности адвокатов, только что пришедших в адвокатуру, состоял в том, что юрист должен получить опыт работы в успешной и уважаемой коллегии, а уже потом идти в свободное плавание и учреждать свой кабинет. Однако давайте посмотрим, сколько вообще приходит в адвокатуру «совсем новичков». В 2014 г. при поддержке ФПА и региональных палат был проведен опрос, в котором приняли участие 3317 адвокатов из 35 регионов. Исследование показало, что адвокатский статус в большинстве случаев – не первая ступень в карьере юриста: только каждый пятый опрошенный (21%) ответил, что пришел в адвокатуру сразу со студенческой скамьи. Среди «кабинетчиков» доля таких новичков составила 13%, среди тех из них, кто получил статус адвоката в течение последних пяти лет, – 9%.

Запрет учреждать кабинеты тем, кто не имеет пятилетнего адвокатского стажа, будет работать в основном против юристов, уже имеющих опыт работы, пусть и вне адвокатуры. Особенно это важно в связи с дискуссиями об установлении монополии на судебное представительство, когда в адвокатуру предполагается привлечь опытных юристов без адвокатского статуса, специализирующихся на гражданских делах и имеющих наработанную клиентуру. Если и ранее выгоды вступления в адвокатуру для этой категории юристов были сомнительны, то теперь, с лишением возможности сразу учредить свою коллегию или кабинет, они становятся совсем призрачными.

Кто получит выгоду от того, что все новые члены корпорации вне зависимости от их профессионального стажа будут вынуждены минимум пять лет иметь членство в коллегиях? Не секрет, что финансирование коллегий зависит от взносов их членов. Очевидно, что первым выгодоприобретателем являются лидеры адвокатского самоуправления, в подавляющем большинстве одновременно возглавляющие и наиболее крупные коллегии в своих регионах.

Эти меры, как предполагается, призваны предотвратить уход многих адвокатов в самостоятельное плавание. Однако сдерживать его очень трудно: число адвокатских кабинетов выросло с 2013 по 2015 г. на 7% (с 20 215 до 21 623) при общем увеличении численности сообщества на 4% (с 68 292 до 71 144).

Таким образом, введенный запрет на утверждение адвокатских кабинетов без пятилетнего опыта работы адвокатом затронет не только и не столько новичков в профессии, сколько уже имеющих стаж юристов, пришедших в адвокатуру. Их автономность и независимость как потенциальных конкурентов будут ограничены необходимостью включаться в уже существующие коллегии. Поправки экономически выгодны руководству крупных адвокатских образований, по совместительству лидирующих в органах адвокатского самоуправления в регионах. Сами же нововведения были приняты практически без широкого обсуждения: основное внимание было сосредоточено на усилении института адвокатского запроса. Это ли не признак успешного лоббизма?

Автор – научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more