Мнения
Бесплатный
Андрей Юков
Статья опубликована в № 4094 от 14.06.2016 под заголовком: Право: Занижение ущерба

Занижение ущерба

Адвокат Андрей Юков о том, как неполное возмещение судебных издержек тормозит развитие правоприменения

У нас годовой бюджет – 100 млн руб., мы никогда никакие судебные расходы возмещать не будем», – делился как-то со мной глава федерального ведомства. Мы говорили о многочисленных судах, в которых оно участвует, причем далеко не всегда успешно. Фактически руководитель этой структуры признал, что в ее спорах суды заведомо занижают оплату труда юристов победившей стороны. Но проблема гораздо шире и касается не только государственных органов.

Однажды мне довелось участвовать во встрече с руководителем юридического департамента корпорации, на которой стоимость работы адвоката предлагалось определять исходя из данных в интернете. Он говорил, что там полно предложений по подготовке любого искового заявления за 1000 руб., и, соответственно, предлагал исходить из этих расценок при заключении договора с адвокатом.

Ситуация, когда выигравшая суд сторона получает 10–20–30% от заявленных требований по возмещению затрат, распространенная и вопиющая. В решениях суды занижают сумму в разы, отталкиваясь от того, что в наших правовых реалиях называется разумным размером компенсации. Пленум Верховного суда (ВС) не так давно в постановлении от 21 января 2016 г. № 1 сформулировал его как величину вознаграждения, взимаемого за аналогичные услуги при сравнимых обстоятельствах. При этом он предписал судьям учитывать объем заявленных требований, цену иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, которое он потратил, и т. д. Это постановление откатило назад эволюцию арбитражно-процессуального права.

В 2012 г. Высший арбитражный суд, рассматривая спор «Аэлита софтвэа корпорейшн» и МИ ФНС № 47, признал право выигравшей стороны получить полное возмещение судебных издержек – около 3 млн руб. В 2013 г. по нашумевшему делу Billa и «Арудж холдингс лимитед» Федеральный арбитражный суд Московского округа присудил рекордную сумму судебных издержек – 32,5 млн руб. Тогда практика занижения оценки ущерба начала меняться. Но после нынешнего решения ВС судьи вернулись к старому. Суды взыскивают от 2 до 30 раз меньше, чем заявленная сумма, даже при расходах в 25 000–100 000 руб.

Жалоба в Конституционный суд об оспаривании ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса о разумности пределов взыскиваемых судебных расходов не была принята к рассмотрению. Но, учитывая ущербность конструкции разумных пределов компенсации издержек, я думаю, это не последняя попытка ее пересмотреть.

ВС, принимая это постановление, решил проигнорировать несколько соображений, которые кажутся мне существенными.

Судьи считают, что представители сторон и адвокаты являются их врагами, а это совсем не так. Снижение больших затрат на адвоката, по мнению судей, справедливо для стороны проигравшей, но при этом они почему-то забывают о выигравшей стороне, чье право восстановлено судом, но в процессе она вынуждена была понести расходы.

Если говорить о недобросовестных адвокатах или юристах, которые могут преднамеренно представить завышенные расходы, то это уже находится в плоскости совершения преступления и не должно рассматриваться в этих процессах.

В представлении рядового судьи, хороший юрист равно юрист недорогой. Но эта позиция порочна, если учитывать те риски, которые несет компания, нанимающая юриста для представления интересов в суде. Его квалификация, опыт – это страховка от проигрыша дела. И чем больше потенциальные потери, тем более маститого и, соответственно, дорогого юриста вынуждена нанимать компания.

Опираться при определении размера компенсации на то, что есть и более дешевые предложения по ведению дел со стороны юристов, некорректно. На практике оказывается, что далеко не каждый из юристов и адвокатов, декларирующих свою широкую практику и умение отстаивать позиции в процессе, действительно на это способны. Взыскание затрат на судебное представительство с проигравшей стороны – это среди прочего стимул и для развития профессионализма юриста.

Рассчитывая разумный размер возмещения, судьи нередко склонны сравнивать его со средними расценками по региону. Но зачастую участники арбитражных споров привлекают к делу юристов из других регионов, где расценки на их услуги могут быть иными. Кроме того, появляются дополнительные расходы на командировку.

Практика возложения на проигравшую сторону затрат на юристов победившей стороны – не только стимул для заключения досудебных соглашений, но и способ урезонить любителей своеобразного судебного троллинга, подающих заведомо проигрышные и необоcнованные иски. Истец подает заявление, чтобы затянуть другие процессы или отсрочить исполнение других обязательств, а значит, злоупотребляет правом. Правда, практически всегда при этом проигрывает – но это ли не повод вменить ему траты добросовестного ответчика, которых не было бы вовсе, не появись этот иск?

Еще одним косвенным результатом взыскания реальных судебных расходов могло бы быть снижение количества споров и, как следствие, снижение нагрузки на судей. Стороны задумаются, стоит им идти в суд по малозначительным спорам и по спорам, где они заведомо не правы, или лучше решить их в досудебном порядке.

Автор – управляющий партнер КА «Юков и партнеры»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать