Статья опубликована в № 4096 от 16.06.2016 под заголовком: Экономическая политика: От адаптации к развитию

Что делать? Версия Минфина

Министр финансов Антон Силуанов о том, как достичь макроэкономической стабильности

Существенный прирост корпоративной прибыли за последние два года пока не нашел продолжения в виде инвестиционной активности. С одной стороны, бизнесу нужно время, чтобы поверить в устойчивость нового уровня прибыльности, и поэтому выросший денежный поток сначала направляется на погашение долга (что мы и наблюдали в последнее время). С другой – инвестор, принимая решение о старте того или иного проекта, всегда сравнивает соотношение прибыли и рисков. Очевидно, для обеспечения роста инвестиционной активности акцент экономической политики должен быть сделан на снижении рисков.

Да, если взглянуть на макроэкономическую ситуацию, очевидно, что рисков сейчас меньше, чем год назад. И это касается как внутренней, так и внешней ситуации. Цены на нефть вплотную подошли к отметке в $50 за баррель, рубль укрепился до уровней второго полугодия прошлого года, инфляция и доходность ОФЗ вернулись к уровням середины 2014 г. Однако в бюджетной сфере нам еще много надо сделать для достижения сбалансированности: пока для покрытия дефицита мы продолжаем расходовать средства суверенных фондов.

Почему так важна устойчивая и прогнозируемая макроэкономическая ситуация? Она обеспечивает предсказуемость ключевых параметров, лежащих в основе бизнес-планов компаний и предприятий. Речь не только о таких макроэкономических параметрах, как уровень инфляции, динамика спроса и т. д. Бизнесу важно понимать направление экономической политики, ориентироваться на конкретные ставки ключевых налогов, прогнозировать уровень процентных ставок. Центральные банки повышают процентные ставки, а министерства финансов заводят разговор о повышении налогов не от хорошей жизни, а только вследствие понимания уровня накопленных дисбалансов в экономической системе: растущих инфляционных ожиданий или структурного несоответствия доходных источников взятым обязательствам.

Чтобы дать экономическим агентам необходимую определенность, все устойчиво растущие страны применяют политику инфляционного таргетирования с заранее объявленными целями, имеют четкие и понятные траектории государственных финансов, а некоторые закладывают принципы бюджетной устойчивости даже в конституцию (например, Сингапур и Германия).

Поэтому нам сейчас крайне важно в рамках подготовки трехлетнего бюджета выйти на сбалансированную конструкцию.

Какие задачи мы ставим при подготовке очередного трехлетнего бюджета с точки зрения макроэкономики? Прежде всего обеспечить переход российской экономики к равновесию со стабильным ростом частных инвестиций и устойчивостью к колебаниям внешнеэкономической конъюнктуры. Для этого нужно выдерживать объявленные ориентиры бюджетной политики. Первое – это принятие долгосрочного бюджетного правила, позволяющего балансировать бюджет при нефтяных ценах на уровне $40–50 за баррель. Второе – это реализация программы среднесрочной бюджетной консолидации, которая существенно снизит риски неустойчивости экономической динамики и усиления инфляционного давления, тем самым обеспечив больше гибкости Банку России в вопросе допустимого смягчения денежно-кредитной политики.

Практика других стран говорит, что в отличие от повышения налогов бюджетная консолидация за счет сокращения расходов при высоком уровне ключевой ставки центробанка обычно оказывает положительное влияние на экономический рост. Однако оптимальный путь бюджетной консолидации для российской экономики предполагает не только жесткий подход к расходам. В нашем случае также важно уделять внимание увеличению доходных поступлений, связанных с повышением качества их администрирования и сокращением доли теневой экономики. Такие меры не только обеспечивают рост поступлений в бюджеты, но также выравнивают условия и способствуют честной конкуренции в экономике.

Министерство финансов в этой области проводит последовательную политику. В прошлом году большой эффект продемонстрировало использование новой системы администрирования НДС (прирост налоговых поступлений от введения АСК НДС-2 оценивается в 100–150 млрд руб.). В этом году мы видим эффект от реализации комплекса законодательных и административных мер в сегменте алкогольного рынка – рост поступлений акцизов по крепкому алкоголю за апрель – май составил 38% к уровню прошлого года. Рост здесь наблюдается после снижения объема сборов в течение нескольких лет. Реализуемый проект по интеграции информационных систем налоговой и таможенной служб должен дать существенный рост поступлений по НДС на ввозимые товары уже в следующем году. Однако самый значительный сегмент потерь бюджетной системы – это сегмент серых зарплат. По различным оценкам, непоступления в региональные бюджеты и бюджеты внебюджетных фондов могут составлять 1,5–2 трлн руб. в год. Конкретные решения в этой области еще предстоит выработать.

Сегодня любые предложения изменить ситуацию воспринимаются настороженно. При этом растущие нефтяные цены подталкивают к мысли, что все нормализуется и без активных действий. Здесь необходимо понимать, что такой подход в случае продолжения роста нефтяных цен приведет нас обратно в равновесие 2013 г.: равновесие с неустойчивым экономическим ростом и угрозой экономического кризиса в случае падения нефтяных цен.

При этом благоприятный сценарий на внешних рынках далеко не гарантирован. Очевиден целый ряд угроз. В краткосрочной перспективе это восстановление поставок нефти после краткосрочных перебоев добычи в целом ряде регионов (главный риск ближайших недель – восстановление поставок из канадской провинции Альберта) и риск перемены настроений на глобальных рынках из-за изменений либо прогнозов по росту американской экономики, либо ожиданий среднесрочной динамики ключевой ставки ФРС США. Серьезный среднесрочный риск – динамика китайской экономики. Если китайским властям не удастся быстро перевести экономику на новые рельсы, то мы можем стать свидетелями жесткой посадки, которая станет испытанием для всей мировой экономики.

Но даже в случае если реализации этих рисков удастся избежать, свернуть с магистрального пути развития мировой экономики вряд ли получится. Тренды здесь очевидны: развитие альтернативных источников энергии, автомобильного транспорта на электрическом приводе и новых способов промышленного производства – все это говорит о том, что в будущем нет места дорогой нефти.

И чем раньше мы начнем адаптацию к этой реальности, тем устойчивее будет наше развитие.

Автор – министр финансов России