Статья опубликована в № 4096 от 16.06.2016 под заголовком: От редакции: Похожий генпрокурор

Прокурор третьего срока

Юрий Чайка сохранил свое место в системе сдержек и противовесов силовиков

Полномочия Юрия Чайки, возглавляющего Генпрокуратуру с 2006 г., продлены еще на пять лет. Совет Федерации единогласно проголосовал за кандидатуру нового старого генпрокурора, предложенную президентом. Третий срок генпрокурора – это рекорд, предшественники Чайки не задерживались в должности дольше чем на шесть лет. Рекомендуя Чайку, президент исходил из его «личных качеств, квалификации и результатов работы», пояснил выбор пресс-секретарь Владимира Путина.

Решение Путина ставит точку в деле о судьбе генпрокурора, чьи сыновья и коллеги оказались фигурантами расследования Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. Чайка назвал расследование заказным, обвинения – лживыми.

Годы работы Чайки в Генпрокуратуре – это период постепенного сокращения полномочий и функций ведомства. Спустя год после его назначения прокуратура утратила функции следствия и немалую часть полномочий по надзору, напоминает в прошлом первый зампрокурора Москвы Юрий Синельщиков. Выделение из состава Генпрокуратуры Следственного комитета – появление еще одной структуры со своей вертикалью и обширными полномочиями – политически и функционально ослабило и прокуратуру, и генпрокурора и обернулось затяжным противостоянием Генпрокуратуры и СКР по всей вертикали системы, включая руководство. Первым громким проявлением этого противостояния было так называемое дело подмосковных прокуроров, которых обвиняли в покровительстве незаконному игорному бизнесу. Следователи СКР возбуждали дела, прокуратура их прекращала, суд признавал незаконным решение прокуратуры, и дело выходило на новый виток.

Скандал стал публичным за несколько месяцев до истечения срока полномочий Чайки, но не помешал ему получить должность на очередные пять лет.

Чехарда с многократным возбуждением дел следователями и их прекращением прокурорами стала фирменным знаком противоборства двух ведомств: месяц назад поводом для очередного раунда игры мускулами стало дело московских гонщиков с участием сына топ-менеджера «Лукойла». На уровне районов такое противоборство следствия и прокуратуры может длиться месяцами, были случаи и 10 отказов в возбуждении дел, что никак не идет на пользу процессу, а только создает бессмысленную волокиту, признает экс-прокурор Синельщиков.

Утрата следствия стала не единственной функциональной потерей ведомства: генпрокурор утратил право единоличного назначения прокуроров. Согласно новой процедуре их утверждает президент после согласования с местной исполнительной властью. Это ослабило независимость прокуратуры, вынуждая прокуроров действовать с оглядкой на губернаторов, полагает экс-генпрокурор Юрий Скуратов.

Чайка устраивает власть как стабильный, не создающий проблем генпрокурор, в этом качестве он и будет востребован в следующие пять лет, перемен в работе Генпрокуратуры ждать не стоит, считает Скуратов. Несмотря на утрату важных силовых функций, Чайка сумел сохранить влияние и аппаратный вес, полагает политолог Евгений Минченко. Он важная часть сложившейся системы сдержек и противовесов у силовиков.