Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 4106 от 30.06.2016 под заголовком: Страхование вкладов: Задача о бассейне

Недооцененные риски АСВ

Аналитик Максим Осадчий о том, как реформировать систему страхования вкладов

Кампания зачистки банковского сектора активизируется. Число страховых случаев растет: в 2012 г., когда началась массовая ликвидация дагестанских банков, было всего 14 страховых случаев, в 2013 г. – 27, в 2014 г. – 61, в 2015 г. – 77, а за один только I квартал 2016 г. – 24. Столь же стремительно растет объем ответственности АСВ по наступившим за год страховым случаям: 2012 г. – 14,1 млрд руб., 2013 г. – 125,2 млрд, 2014 г. – 189,8 млрд, 2015 г. – 435,4 млрд.

Система страхования вкладов оказалась не готова к столь масштабным процессам отзыва лицензий. К середине 2015 г. фонд обязательного страхования вкладов иссяк, и в июне АСВ для финансирования его дефицита обратилось к ЦБ с просьбой о предоставлении кредитов общим объемом до 110 млрд руб. ЦБ сжалился и дал АСВ кредит в размере 75 млрд руб.

Всего за I квартал 2016 г. АСВ выплатило вкладчикам страховое возмещение на сумму 166,8 млрд руб. Между тем за этот период в фонд поступило только 26,2 млрд руб., в том числе страховые взносы банков на сумму 21 млрд руб. и 5,2 млрд руб. – средства, полученные в ходе ликвидационных процедур в банках. На 1 января 2016 г. собственные средства фонда составили всего 37,5 млрд руб., а активы фонда – 56,6 млрд руб. Чтобы «задача о бассейне» сошлась, пришлось пополнить фонд за счет кредитов ЦБ. За I квартал 2016 г. АСВ получило от ЦБ еще 102 млрд руб. 17 июня руководитель АСВ Юрий Исаев заявил, что долг агентства достиг 358 млрд руб. и до конца года может удвоиться. 24 июня совет директоров АСВ решил попросить у ЦБ еще 180 млрд руб.

При столь высоком темпе отзывов лицензий фонд может поддерживаться на плаву исключительно за счет средств ЦБ. Пока счет идет на сотни миллиардов рублей, но будет ли ЦБ столь же щедр, когда долг АСВ перевалит, скажем, за триллион? Конечно, дефолт АСВ вряд ли возможен, скорее дело может прийти к замораживанию вкладов населения в банках, передаваемых АСВ.

Для исправления ситуации совет директоров АСВ в апреле принял решение повысить базовую ставку страховых взносов банков с 0,1 до 0,12%. Еще 1 июля 2015 г. была введена система дифференцированных ставок. Однако все эти меры мизерны по сравнению со стремительно растущим объемом страхового возмещения – повышение базовой ставки позволит увеличить объем отчислений банков в фонд в этом году всего лишь на 9 млрд руб.

Появляются мнения, что от страхования вкладов вообще можно отказаться. Разумеется, страхование вкладов, в том числе и в России, достаточно успешно предотвращает набеги вкладчиков на банки. Хотя, конечно, не в полной мере: набеги вкладчиков обрушивались на банки и после создания АСВ – например, в 2008 г. жертвами набегов стали банки «Глобэкс» и «Союз», в 2014 г. – банк «Траст».

Нужно не отказываться от системы страхования вкладов, а реформировать ее. Так, чтобы она могла существовать без финансовой поддержки со стороны ЦБ.

Растущая зависимость АСВ от кредитов ЦБ может привести к поглощению Банком России агентства, подобно тому как ФСФР поглотила Росстрахнадзор и затем сама была поглощена ЦБ. В ряде государств система страхования вкладов подконтрольна центральному банку.

Чтобы понять, как нужно реформировать систему, необходимо понять причины ее неэффективности. Основной фактор – недооценка рисков. Существующая система страхования вкладов лишь создает иллюзию безопасности. Фонд страхования вкладов берет на себя риски, которые нести не в состоянии. Для вкладчиков страхование вкладов бесплатно, взносы в фонд страхования вкладов платят банки. Причем по неадекватно низкой ставке в 0,1% в квартал, что эквивалентно 0,4% годовых. Повышение ставки до 0,12% не меняет ситуацию радикально. Для банков, занимающихся криминальным выводом активов, такое повышение – как укус блохи.

Занижение цены товара относительно его рыночной стоимости ведет к искажению стимулов потребителей. Например, в СССР сельчане кормили домашний скот хлебом, потому что низкая цена хлеба субсидировалась государством. Так же и вкладчики склонны «потреблять» чрезмерный риск, страховка от которого достается им бесплатно. Отсюда возникает проблема «серийных вкладчиков», размещающих вклады с самыми высокими ставками далеко не в самых надежных банках. Страхование снимает с вкладчиков ответственность за выбор банка. Искусственно заниженная цена риска ведет к его неоправданному росту. В конечном итоге платят страховое возмещение уже не вкладчики, а все налогоплательщики.

Причем почти половину нагрузки по формированию фонда несет Сбербанк, страхование вкладов в котором фиктивно – ведь в случае дефолта фонд не сумеет рассчитаться с вкладчиками крупнейшего банка страны (другое дело, что ему не даст упасть государство). Так что система страхования вкладов несправедлива: выплаты вкладчикам мелких и средних банков осуществляются преимущественно за счет крупных банков, которые АСВ в принципе не способно застраховать. Для госбанков отчисления в фонд страхования вкладов – это не страхование, а налог. Сумма вкладов в Сбербанке на 1 мая 2016 г. достигла 10,4 трлн руб., а максимальный размер фонда страхования вкладов за всю его историю едва достигал 0,2 трлн руб.

Кроме того, явно недостаточен приток в фонд средств, полученных в ходе ликвидационных процедур в банках. Напомню, что за I квартал 2016 г. в фонд из этого источника поступило только 5,2 млрд руб. И это при том, что активы банков, у которых отзываются лицензии за год, составляют сотни миллиардов рублей.

Еще одна причина неэффективности системы страхования вкладов связана с «родовой травмой» – крайней неразборчивостью при принятии банков в систему. Каким образом в эту систему, например, попали десятки криминальных дагестанских банков?

Нужны дифференцированные ставки отчислений банков в фонд страхования вкладов, причем ставки должны соответствовать уровню кредитного риска банков. Оценка риска должна приближаться, где это возможно, к рыночной (например, соответствовать спредам CDS – кредитных дефолтных свопов). Если же у банка нет кредитного рейтинга, то ставка страхования должна быть запретительно высокой – вплоть до 100%.

Не исключено, что регулятор все-таки учтет хронический дефицит АСВ и его растущую задолженность перед ЦБ. И снизит темп отзыва лицензий. Иначе в скором времени нужда в АСВ отпадет.

Автор – начальник аналитического управления банка БКФ