Мнения
Бесплатный
Екатерина Кузнецова
Статья опубликована в № 4110 от 06.07.2016 под заголовком: Поворот на Восток: Туризм в красном тереме

Туризм в красном тереме

Политолог Екатерина Кузнецова о непрозрачном росте въездного китайского туризма

Чтобы все туристы из Китая в России чувствовали себя комфортно и российские туристы чувствовали себя комфортно в Китае, создаются специальные программы, специальные туристические продукты, создается специальная инфраструктура перевода и сопровождения туристов», – сказала вице-премьер Ольга Голодец, открывая 4 июля Музей VI съезда Коммунистической партии Китая в Подмосковье (выездной съезд прошел в Первомайском в 1928 г.). «В России реализуется большая, масштабная программа так называемого красного туризма», – сказала Голодец.

Китай действительно среди лидеров по туризму в Россию. В 2015 г., согласно Росстату, Россию посетили 1,122 млн китайских туристов. Казалось бы, «поворот на Восток» налицо и сулит многие выгоды: большие доходы для туристической отрасли; новые рабочие места для квалифицированных специалистов – гидов, переводчиков, музейных сотрудников; положительный образ страны за рубежом. Однако на деле в китайском въездном туризме велика доля теневой экономики, что снижает доходы бюджета и наносит ущерб репутации России.

Экономика лидеров

В среднем китайская тургруппа в Москве или Санкт-Петербурге насчитывает примерно 40 человек. Маршрут большинства групп пролегает через обе столицы (так называемая обзорная экскурсия по России) и длится около недели. В пиковый сезон в каждом из городов находится по 200–250 подобных групп, т. е. 8000–10 000 туристов.

В Китае такой тур стоит 4000–6000 юаней (40 000–60 000 руб.), в него включен перелет, проживание, транспорт и питание. Китайские туроператоры добиваются льгот от транспортных компаний и отелей благодаря готовности расплачиваться наличными, освобождены от уплаты визовых сборов. Для перелетов выбираются по возможности китайские компании (летать в Россию имеют право не менее пяти регулярных и чартерных авиакомпаний из Поднебесной), на всем туристском маршруте группы питаются в принадлежащих представителям диаспоры китайских ресторанах.

При этом тур в Россию только кажется недорогим. В стандартном контракте туриста прописано, что экскурсии оплачиваются отдельно наличными юанями непосредственно турлидеру на территории России. Китайский турист может отдать до 20 юаней (200 руб.) за поездку на метро, до 500 юаней (5000 руб.) за визит в Третьяковскую галерею, до 150 юаней (1500 руб.) за экскурсию на Новодевичьем кладбище – хотя посещение этих мест в разы дешевле или вообще бесплатно. Так китайский турлидер – за вычетом расходов на билеты – получает в рублевом эквиваленте наличными с одного человека за московскую часть экскурсии не менее 13 500 руб., т. е. до 540 000 руб. за группу. В Санкт-Петербурге эта сумма раза в два выше.

Революционер Загорский

Такое поведение китайских туристов можно было бы доброжелательно игнорировать как особенности менталитета, если бы не два «но». Первое состоит в том, что китайские турлидеры обычно обходятся без гидов – услуги гида-переводчика с китайским языком стоят около 10 000 руб. в день. При этом загадочные турлидеры – такие же граждане КНР, как и рядовые туристы, с такими же туристическими визами. Существует практика, при которой китайский турлидер как бы покупает группу, т. е. он обязан заработанное на обмане своих же туристов и нелегальном обмене денег увозить обратно в Китай в виде дани, часть которой возвращается ему зарплатой.

Замечу: закон «Об основах туристской деятельности в России» называет туристом лицо, посещающее страну «без занятия деятельностью, связанной с получением дохода от источников в стране временного пребывания». Визовый статус турлидера запрещает ему собирать деньги с китайских туристов. Менее 5% тургрупп сопровождаются российскими гражданами – прежде всего группы из Гонконга и Тайваня, строго соблюдающие наши законы и приглашающие лишь лицензированных русских гидов. Однако количество этих туристов по сравнению с континентальными китайцами невелико.

Второе «но» не менее важно. Сопровождение китайского гида-турлидера лишает отечественную сторону любого контроля за доводимой до туриста информацией. Между тем обычный китайский турист узнаёт на экскурсии в Успенском соборе Кремля о жене Ивана Грозного, изменявшей государю с десятком мужчин, головы которых были потом выставлены у окон комнаты, где она была заточена и умерла; о том, что в истории России было много «мелких» фигур и три императора – Петр Великий – император, Екатерина Великая – императрица и Путин-император; что при входе на Красную площадь стоит памятник Иосифу Сталину (на самом деле – Георгию Жукову), зато в Троице-Сергиевой лавре похоронен революционер Загорский. И много еще чего интересного.

Прочерк в стандарте

Система госрегулирования туротрасли должна исключать возможность распространения недостоверных сведений. Уровень китайских «гидов» катастрофически низок, но уступать рынок (как того требует закон) россиянам они не хотят по понятным причинам. Разговоры о необходимости скорейшей легализации гидов-китайцев ведутся на достаточно высоком уровне. Недавно состоялось заседание экспертного совета по внутреннему и въездному туризму в Российской Федерации с участием чрезвычайного и полномочного посла КНР в России Ли Хуэя, руководителя государственного управления по делам туризма КНР Ли Цзиньцзао и других руководителей, связанных с индустрией туризма в Китае. Китайские СМИ поспешили сделать вывод о том, что в ближайшее время будут внесены необходимые поправки в российское законодательство, которые помогут легализовать китайских студентов-гидов. С прошлого года при поддержке Ростуризма ведется экспресс-подготовка так называемых сопровождающих для китайских групп, которыми могут стать и граждане КНР, в том числе студенты (именно они в подавляющем большинстве и учатся).

На бумаге российское законодательство гарантирует любому туристу качество услуг, оказываемых гидом-переводчиком. По профессиональному стандарту № 539Н «Экскурсоводом (гидом) и гидом-переводчиком могут быть граждане Российской Федерации, прошедшие аттестацию экспертных советов субъектов РФ и соответствующие квалификационным требованиям профессиональных стандартов». Вернее сказать – могли. Совершенно туманной ситуация стала после появления 18 марта 2016 г. приказа № 117н Министерства труда и социальной защиты России, который предписал заменить в стандарте эти «особые условия допуска к работе» (гражданство РФ) прочерком. Значит, отныне гидом-переводчиком может работать иностранец. Подобное новаторство идет вразрез не только с практикой европейских стран, которые также сталкиваются с попыткой со стороны китайцев навязать свои правила игры, но и со стандартами самой Поднебесной. В Китае ни одна иностранная компания не может работать туроператором, а зарегистрировать такую компанию может только гражданин КНР. Согласно закону КНР «О туризме» от 2013 г. гидом-переводчиком может работать только гражданин КНР. А группы, имеющие статус туристических (численностью свыше 15 человек), лишены даже права передвигаться по территории Китая без местного сопровождающего.

Парадоксально, но на собственной территории, на своем туристическом рынке, который во всем мире ревностно охраняется, Россия простодушно сдает позиции.

В перспективе китайских туристов будет становиться все больше: КНР стимулирует выездной туризм и компенсирует затраты своих делегаций на поездки на выставки. Надо учесть, что в такие поездки отправляются не индивидуальные туристы, а хорошо организованные группы, которые и далее будут держаться своего турлидера, слепо подчиняясь его указаниям. А это означает, что китайский въездной туризм увеличится в объемах, но останется таким же непрозрачным, как и сегодня.

Рост въездного туризма с Востока – одна из немногих светлых сторон в нынешней тяжелой экономической ситуации в России. Интерес китайских туристов к нашей стране стоит приветствовать и поощрять. На всероссийском форуме «Здравница-2016» глава Ростуризма заявил, что Россия может предложить иностранным гражданам «особые, уникальные услуги, которых у них нет». Не хотелось бы, чтобы это была уникальность за счет российского бюджета и за счет российских рабочих мест.

Автор – кандидат политических наук