Аналитика / Extra Jus
Статья опубликована в № 4111 от 07.07.2016 под заголовком: Extra Jus: Профилактика отчетности

Профилактика отчетности

Социолог Екатерина Ходжаева о рисках роста бумажной работы участковых по новому закону

Принят закон о профилактике преступности. Местные власти получили возможность в рамках нового регулирования согласовывать наконец-то свои задачи и цели с силовиками, разрабатывая программы по профилактике преступности. Хотя и раньше аналогичные программы успешно принимались на всех уровнях, а координационные органы по межведомственному взаимодействию работали повсеместно. Здесь закон просто описывает то, что давно существует. То же самое касается и ведомственных интересов – сферы ответственности отдельных структур определяются в соответствии с тем законодательством, на основании которого они работают. А профилактика преступности и правонарушений записана в обязанности всем без исключения ведомствам. Так что же нового дает закон?

Хорошо, что он дает максимально широкое определение профилактики: это не только организационные и правовые меры, но и соответствующая социальная политика. При этом добавляется, что профилактика предполагает и воспитательную составляющую в отношении людей, склонных не только к совершению правонарушений, но и к «антиобщественному поведению»; это то, что не тянет на нарушение статей КоАП или УК, но связано с нарушениями морали, права и интересами других лиц.

Однако более конкретные цели профилактики однозначно показывают, что социальные меры профилактики будут использоваться меньше всего и в очень узком специфическом понимании ФСИН. В первую очередь закон предполагает меры по учету и взаимодействию с «антиобщественными элементами». Их перечень открытый, а представления о морали у исполнителей могут меняться. Задумай какое-то ведомство новый профилактический учет – как, например, уже существующий учет мусульман в Дагестане, – закон позволяет оформить его без каких-либо сложностей.

Закон также детализирует меры, которые ведомства могут принимать в целях профилактики. И это не только профилактическая беседа и постановка на профилактический учет (чаще всего в полиции, но есть такая практика и в других структурах). Теперь это и официальное предостережение не только тем, кто собственно практикует «антиобщественное поведение» (что бы это ни значило в глазах правоприменителя), но также и к тем, кто своими действиями создает для него условия. Предостережение – это официальный документ, на основании которого антиобщественное поведение должно быть прекращено, а условия, его создающие, искоренены в течение месяца. А иначе возможен и административный штраф за неисполнение. На практике это может обернуться возможностью заставить, например, любого предпринимателя в сфере торговли или услуг или председателя гаражного кооператива раскошелиться на внедрение и содержание видеорегистрации. Такие системы очень облегчают раскрытие преступлений, а следовательно, усиливают их профилактику.

Важно проследить, чтобы реализация закона не изменила существующую практику оценки работы полицейских и профилактика правонарушений не стала еще одним показателем в оценке их работы. Возьмем в качестве примера участкового. Он, собственно, и есть тот самый главный полицейский на земле, в чьи обязанности входят наиболее широкие задачи по профилактике преступности. Если участковый ответственно подходит к этому, он старается за рабочий день посетить или обзвонить хоть кого-то из подучетного контингента, поговорить с жильцами, обойти территорию. Все проведенные в ходе обхода профилактические беседы он отразит в ежедневном рапорте руководству. Но спрашивают с него сейчас не за это. Основная нагрузка участкового – это работа по вызовам, сбор материалов для возбуждения уголовных дел (читай – раскрытия) и оформление «отказных» (постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела). На это уходят его основные силы, и профилактика проводится им постольку, поскольку он сам заинтересован в том, чтобы порядка на «его земле» было больше.

Участковые иногда очень творчески подходят к этому, у каждого есть свои приемы общения с теми или иными беспокойными гражданами, склонными к «антиобщественному поведению». Кого-то надо припугнуть, с кем-то можно просто договориться, кого-то можно ввести в свой ближний круг информаторов. Но до принятия нового закона профилактика осуществлялась участковыми по остаточному принципу – приоритетным было раскрытие преступлений. Поэтому и документацию, которую заполнял участковый, не особенно проверяли. Кроме, пожалуй, ведения картотек или журналов подучетного контингента, где обычно указывалось, когда была проведена последняя беседа.

Новый закон устанавливает, что все федеральные органы власти, участвующие в профилактике правонарушений, разрабатывают внутренние нормативно-правовые акты, выстраивают организационные схемы и системы учета для сбора статистики. В связи с этим важно избежать ситуации, когда все эти показатели станут новыми критериями при оценке работы исполнителей на местах. Для участкового это может означать, что на уровне центрального аппарата МВД соответствующие департаменты разработают очередные формы учета его действий уже по профилактике, которые ему будут переданы через всю иерархию МВД, по дороге обрастая еще большими требованиями. Тогда могут возникнуть стимулы для фальсификации отчетности. Это создает риски полного поглощения сотрудников службы участковых бумажной работой.

Если мы хотим, чтобы профилактика правонарушений была эффективной, надо вообще освободить участкового от формального участия в расследовании преступлений в качестве дознавателя. Он также не должен составлять «отказные»: по оценке Института проблем правоприменения, более 5 млн из почти 7 млн постановлений об отказе в возбуждения уголовного дела готовит именно эта служба. Если участкового освободить от выполнения множества поручений по линии раскрытия преступлений, возможна переориентация этой службы на профилактические задачи. Просто добавление новой отчетности к уже существующей окончательно лишит участковых времени и сил на собственно профилактику.

Автор – научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать