Мнения
Бесплатный
Дмитрий Камышев
Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4113 от 11.07.2016 под заголовком: Человек недели: Ирина Яровая

Нерукотворный памятник Ирине Яровой

Долгий путь к славе настоящего единоросса

Хорошо все-таки, что Госдума VI созыва завершила свой ударный труд на благо Родины триумфальным принятием закона Яровой. Нет, я вовсе не о том, что наш мобильный и интернет-бизнес давно надо было раскулачить и выжать из него триллионы на нужды госбезопасности. Просто страна должна знать своих героев, а Ирина Яровая долго и незаслуженно оставалась в тени своих менее выдающихся коллег. Между тем ее нелегкая судьба – это, можно сказать, образцовая судьба настоящего единоросса.

В конце 1990-х камчатский прокурор Яровая пошла в политику кружным путем. В ее биографии немало сомнительных свершений – и карьера в «Яблоке» (где она дослужилась до заместителя Григория Явлинского), и обучение в Московской школе политических исследований (будущий иностранный агент), и участие в просветительско-подрывной деятельности «Открытой России» Ходорковского. Но в 2007 г. она решительно отреклась от старого мира и вступила в «Единую Россию». Правда, на фоне других столь же принципиальных политиков, сбежавшихся в партию власти из множества некогда оппозиционных партий, этот подвиг остался почти незамеченным.

Как всякий уважающий себя единоросс, Яровая после переезда в Москву с Камчатки обзавелась элитной квартирой стоимостью, если верить злопыхателям, в несколько десятков годовых депутатских зарплат и записала ее (опять же, по уверениям недругов), как водится, на свою совершеннолетнюю дочь. Но и тут она осталась в тени коллег, потому что превзойти Владимира Пехтина, удостоенного по итогам скандала вокруг квартиры в Майами именного термина «пехтинг», было совершенно невозможно.

В Госдуме Яровой, уже возглавившей комитет по безопасности, тоже долго не удавалось по-настоящему выделиться. Елена Мизулина уже вовсю гремела как неуемный защитник детей от всего на свете, Андрей Луговой прославился законом о досудебной блокировке сайтов, а у Яровой по-прежнему не было «своего» закона. Хотя она имела прямое отношение ко многим замечательным продуктам «бешеного принтера», включая возвращение в Уголовный кодекс статьи «клевета» и закон об оскорблении чувств верующих.

И вот наконец оглушительный успех. Ожесточенная критика со всех сторон, панические обращения к президенту, грандиозные цифры грядущих потерь бизнеса – все это сделало закон Яровой одним из символов уходящей Думы. И уж теперь-то слух об Ирине Анатольевне наверняка пройдет по всей Руси великой и помянет ее всяк сущий в ней язык. По крайней мере в тот момент, когда ему нечем будет заплатить за телефон.

Читать ещё
Preloader more