Статья опубликована в № 4117 от 15.07.2016 под заголовком: Пустое изобилие

Изобилие без вариантов

Избиратель с Болотной площади так и не получил партийного представительства на выборах

Первая часть кампании по выборам в Госдуму завершилась: 24 партии из 74 существующих сдали в ЦИК списки кандидатов. Не все партсписки будут зарегистрированы, но 14 позиций в избирательном бюллетене будет наверняка – помимо парламентской четверки это «Яблоко», «Патриоты России», «Коммунисты России», «Гражданская платформа», «Гражданская сила», Партия роста, «Парнас» и др. Оставшимся 10 партиям нужно будет еще собрать 200 000 подписей в поддержку выдвижения своих кандидатов, но, даже если ни одна из них с задачей не справится, избирательный бюллетень все равно будет самым большим за последние 13 лет.

14 или даже больше партий в бюллетене – это эпитафия партийной реформе Дмитрия Медведева. Спустя несколько дней после начала протестов 2011 г. Медведев инициировал пересмотр законодательства, невероятно упростив процесс создания и регистрации партий. В ответ на обвинения в отсутствии политического представительства в новом парламенте тех самых рассерженных горожан – «вы нас даже не представляете!» – была радикально снижена минимально необходимая для регистрации численность партийцев: всего 500 человек вместо прежних 50 000–45 000–40 000 (с середины 2000-х норма понемногу, по мере вымирания партий, понижалась). Скоро Минюст зарегистрировал так много новорожденных партий, что ЦИК приостановил закупку «умных урн» для голосования (КОИБов), поскольку их программное обеспечение не было рассчитано на работу с избирательными бюллетенями длиной больше метра.

Как и многие другие инициативы Медведева, партийная реформа оказалась выхолощена еще до того, как пришла пора печатать метровые бюллетени.

Правка избирательного законодательства уже при президенте Путине породила такие квалификационные требования к допуску на выборы, что преодолеть это новое сито даже на региональных выборах смогли только 10 партий, значительная часть которых – спойлеры, партийные карлики, карманные проекты для создания помех и переманивания голосов у оппозиционных партий. Ценность партийной лицензии резко упала, как и ее физическая цена: политтехнологи объявили распродажу, предлагая готовые проекты по $250 000.

А рассерженные горожане новой партии так и не получили. Партии Алексея Навального дали было зарегистрироваться, но затем Минюст аннулировал их лицензию еще до того, как они поучаствовали хотя бы в одних выборах. «Парнас» не смог стать центром объединения либерального электората, погрязнув в аппаратных склоках. «Яблоко», сформировавшее коалиционный список, остается для рассерженных горожан едва ли не единственным вариантом, хотя и не идеальным.

Несмотря на многие издержки, у реформы есть как минимум один плюс – от необходимости собирать подписи избавлены не только парламентские партии, но и имеющие хотя бы одного депутата регионального заксобрания, это входной билет для «Яблока» и «Парнаса», отмечает политолог Юрий Коргунюк. Но в целом итог неутешителен: либерализация обернулась против тех, кто ее спровоцировал.