Статья опубликована в № 4122 от 22.07.2016 под заголовком: От редакции: Рублевая крепость

Рубль пошел неверным курсом

Власть и эксперты поспорили, что делать с сильно укрепившейся нацвалютой

Достигший на этой неделе восьмимесячного максимума курс рубля обеспокоил руководство страны. Президент Владимир Путин в среду на встрече с премьером Дмитрием Медведевым предложил «подумать, что мы будем делать в связи с этими факторами». Следом помощник президента Андрей Белоусов назвал укрепление рубля чрезмерным, пояснив, что оно сокращает доходы бюджета, снижает конкурентоспособность отечественной промышленности и сельского хозяйства, затрудняет импортозамещение. У Центробанка есть инструменты, чтобы повлиять на ситуацию, напомнил Белоусов. Но этими словесными интервенциями пока дело и ограничилось: Центробанк пока не намерен вмешиваться в ситуацию, чтобы ослабить рубль, а слова президента на курс радикально не повлияли.

Нынешнее укрепление рубля – с начала года он подорожал к доллару на 17% – нельзя назвать беспрецедентным. В 2015 г. доллар подешевел на 20 руб. (с 69,66 руб. в январе до 49,17 руб. в мае), или на 29,4%. Но тогда Центробанк ответил на скачок интервенциями, продолжая их и на падающем курсе рубля.

В бюджет 2016 г. заложен среднегодовой курс в 67,2 руб./$, а средний курс с начала года до 20 июля достиг 69,6 руб. Чиновники называют комфортным для бюджета при текущих ценах на нефть уровень в 65–70 руб./$. Вопрос об оптимальном курсе не имеет однозначного ответа, считает Наталья Акиндинова из Центра развития ВШЭ. Низкий курс рубля выгоден сырьевым экспортерам, доля которых в 2015 г. составила 62,9% от общего объема экспорта, и, следовательно, бюджету.

Говорить о плюсах слабого рубля для несырьевого экспорта не приходится: чтобы производить пользующуюся спросом на мировом рынке продукцию, нужны передовые технологии и современное оборудование, которые закупают за границей за валюту.

Исследование, проведенное по заказу Центробанка, выявило, что в крепком рубле заинтересованы 69% опрошенных предприятий, в том числе треть экспортеров, ни одна компания не заявила, что слабый рубль необходим ей для начала экспорта. Выгодный валютный курс – это второстепенный стимул развития по сравнению с гарантиями собственности, низкими административными барьерами и привлекательным инвестклиматом.

Дискуссии в высших эшелонах власти по вопросам курса национальной валюты отражают вовлеченность первых лиц в решение тактических задач и ведомственных интересов. Дефицит бюджета за первое полугодие составил 4%, снижение курса национальной валюты – это дополнительные десятки миллиардов рублей в бюджет, подарок для Минфина, повсеместно ищущего резервы. Напротив, рост к доллару на один рубль, по расчетам зампреда ВЭБа Андрея Клепача, означает ежегодное снижение доходов на 150–160 млрд руб. Наверху опасаются, что накануне выборов придется повторить сакраментальное: «Денег нет, но вы держитесь». Курс нацвалюты в условиях стагнации превращается из экономического фактора в политический вопрос.