Детали / Человек недели
Статья опубликована в № 4123 от 25.07.2016 под заголовком: Человек недели: Денис Никандров

Старший оборотень по особо важным делам

Чем свобода следствия отличается от безнаказанности

Бывший старший следователь по особо важным делам при председателе Следственного комитета, а в последнее время – первый замначальника столичного управления СКР Денис Никандров оказался, по версии ФСБ и СКР, одним из самых высокопоставленных оборотней в погонах за всю постсоветскую историю следственных органов. Конечно, первый начальник Главного следственного управления Следственного комитета Дмитрий Довгий, осужденный в 2009 г. за закрытие дела (его, кстати, вел Никандров) бизнесмена Рустама Валитова за взятку в 750 000 евро, занимал должность повыше. Но в деле Никандрова совершенно беспрецедентно то, от кого он, по версии следствия, получил взятку в $1 млн. Кажется, никогда еще в России не арестовывали столь высокопоставленного правоохранителя по подозрению в оказании платных услуг по развалу уголовного дела в интересах человека, который считается «боссом всех боссов» организованной преступности, – Захария Калашова, известного как вор в законе Шакро Молодой.

При этом дело правой руки Калашова Андрея Кочуйкова, за освобождение которого, по версии следствия, и была получена взятка, разваливалось практически в открытую, более того, публикации о развале дела появились за несколько недель до ареста Никандрова. Эта наглость особенно возмутила оперативников ФСБ и МВД.

Скорее всего, ФСБ будут проверяться и другие дела, к которым имел отношение Никандров. Надо отметить, что, не считая второго дела ЮКОСа (где основной объем работы был проведен во время первого дела), другие громкие дела, к которым арестованный имел отношение, закончились невнятно. Каких-то крупных результатов не было достигнуто в деле о хищениях в 28-й налоговой инспекции Москвы, а дело против подмосковных прокуроров из-за противодействия прокуратуры не дошло до суда.

Можно сказать, что независимость СКР, которая была придана ему для того, чтобы он мог расследовать уголовные дела беспристрастно, обернулась в конечном счете ощущением безнаказанности некоторых его работников, в том числе из службы внутренней безопасности, которая должна заниматься не только физической защитой, но и выявлением оборотней. Не удивительно, что после происшедшего с Никандровым возобновились разговоры, что нужна институциональная реформа и независимость СКР, превратившуюся в бесконтрольность, неплохо бы ограничить. К этому отнеслась бы положительно не только Генпрокуратура, но и даже многие губернаторы. Причем не из-за опасений сесть за взятку, а потому, что некоторые руководители СКР в регионах давно уже делают что хотят.

Выбор редактора